5 Правил Счастливой Жизни

Размер шрифта: - +

3.2 Я иду Убивать!

 

  Джерри до сих пор вспоминала тот самый день, когда она поклялась, в первую очередь, самой себе, добиться тех высот, что она заслуживает.

 Был яркий полдень, сильно жаркий и по-настоящему летний. Ее друзья проводили большую часть времени в кинотеатрах и кафешках, на которые у самой Джерри средств не было. Джерри тогда было двенадцать лет, поэтому о достойной подработке речи не шло. Этот жизненный период был самым сложным в ее семье в финансовом плане. Отца Джерри уволили, но точных причин за что она не знала, да и не особо интересовалась. Жить на пособие по безработице было вполне возможно, если бы не дорогостоящее обучение Джерри и не рушащиеся на глазах планы о поступлении куда-то после. На почве этого родители часто ругались, хоть и старались не делать этого при самой Джерри, она прекрасно понимала их красноречивые взгляды друг на друга. Джейн давно приняла статус безработной домохозяйки. Впрочем, именно из-за этого она и сокрушалась все это время и даже попробовала устроиться на работу, но при ее опыте и возможностях получать пособие оказалось выгоднее.

 В этот жаркий летний день Джерри, вместо того, чтобы просить денег у родителей на кино, внимательно изучала газету, где каждодневно выделяли рубрике поиску работников. Ничего, конечно же, не подходило. Оставалось еще целых четыре года до того, как она смогла бы устроиться куда-нибудь.

- Джерри, почему ты дома? – мама ласково приобняла дочь, с интересом заглядывая в заголовок газеты.

 Лицо Джейн вытянулось и побледнело, когда она прочитала то, что просматривала Джерри. Руки ее нервно сжали плечи дочери, отчего та, дернувшись, хотела уже вполне праведно возмутиться, но, когда обернулась в сторону мамы, не смогла ничего произнести. Во взгляде Джейн было нечто такое, что никогда не увидишь у молодых людей. Это был груз ответственности, чувство вины за нереализованные надежды и даже нечто болезненное. Словно у нее прямо сейчас жутко болит сердце или живот или же все сразу. Джейн крепко обняла дочь, с брезгливостью отодвигая газету от ее рук.

- Милая моя, тебе не нужно беспокоиться о таком, - дрожащий голос мамы навсегда поселился в ушах Джерри, - мы с папой позаботимся обо всем сами. Еще не время, тебе нужно спокойно учиться и не думать об этом.

 Джерри, пребывая в немом недоумении, обнимала маму, стараясь успокоить ее. Казалось бы, отчего такая мелочь могла настолько расстроить ее? Может, она грустила потому, что Джерри не сможет заработать достаточно? Может, потому что еще слишком мала для работы?

- Мама, не волнуйся, - Джерри успокаивающе шепчет своей маме прямо на ухо, - когда я вырасту, то вы с папой сможете купить все, что захотите. Я стану самой богатой, у меня будет столько денег, что даже на Марс можно будет улететь.

 Джейн только крепче сжимала дочь в объятиях. Последняя фраза дочери вызвала у нее очень, очень смешанные чувства. Отчего она, то ли в усмешке, то ли в полуплаче, гладила ее по голове:

- Конечно, милая. Я в этом не сомневаюсь.

 

 

 По прошествии времени, Джерри действительно смогла добиться всего, чего она так сильно хотела. Несмотря на то, что вскоре отец снова вышел на работу, Джерри стала самостоятельно откладывать деньги на колледж из карманных денег и с шестнадцати лет вышла на полноценную работу. Она прекрасно была знакома с безденежьем, знала цену своей работы и полученных денег, отчего уже с подросткового возраста ее характер становился все жестче, а взгляд проницательнее и серьезнее. Маленькая девочка быстро превратилась во взрослую женщину, привыкшую не только отвечать за себя самостоятельно, но и заботиться о своей семье, помогать им не только финансово, но и морально. Джерри жила далеко от семьи, но не прекращала поддерживать с ними связь, отчего те не чувствовали себя отдаленно от дочери. Но даже в своей семье она уже не могла быть ласковой. Только с мамой Джерри позволяла себе немного расслабиться и проявить некие слабости в виде слез или же коротких жалоб на плотный график. Но, в целом, она создавала вокруг себя образ непробиваемой железной леди, хотя, впрочем, именно ей Джерри всегда и была.

 

***

 

 Несмотря на явное желание остаться на день Благодарения, Джерри и Дэмиену пришлось вызывать такси и ехать в аэропорт. Его исключили на две недели, поэтому восстанавливался Дэм как ученик немного раньше праздника, а пропускать дополнительно еще три дня было непозволительной роскошью в его случае. К тому же, нужно было взять дополнительные задания у учителей,  чтобы не провалить тесты. Некстати наступали официальные каникулы в честь праздников, на которые выделялась целая неделя.

 Пришлось прощаться с родственниками и обещать, что уже следующий день Благодарения они проведут вместе всей семьей.

 Их посадка прошла успешно, на протяжении всего полета они также практически не общались, будто их сомнения и комплексы снова к ним возвращались. Дэмиен был чернее тучи, постоянно морщился и много молчал, закрываясь от любого разговора наушниками. Джерри восприняла это как некий акт сопротивления по поводу их уезда, ведь было явно видно, что Дэму очень нравилось находиться у родственников. На любое его резкое движение или краткий ответ, она старалась натянуто улыбаться и казаться действительно заботливой матерью. Расспрашивать Дэмиена о причине его плохого настроения она немного побаиваясь, так как это могло снова отдалить их друг от друга.



Светлана Локоть

Отредактировано: 03.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться