6. Запрещённая линия

Размер шрифта: - +

6. Запрещённая линия

- О чем ты, Патрик? – спросил Дик, спускаясь в пышущую теплом яму.
Неожиданно Патрик словно пришел в себя, метнулся к Дику и вцепился в его запястье железной хваткой. Окоченевшая рука заныла от боли.
- Пошли со мной!
- Но Патрик…
- Нет времени!
Он потянул Дика за собой, и тот едва не упал, поскользнувшись на тонком слое талой воды, созданной теплом взрыва на дне котлована. Валенки его в момент промокли, но Патрику явно было не до мелких неудобств. Извлекши из кармана фонарь и не говоря более ни слова, он тащил спотыкающегося Дика сквозь железный туннель.
Всего через сотню шагов туннель разветвлялся, вернее – впадал в другой туннель, еще более широкий. Похоже, здесь было столь же холодно, как и на поверхности, но отсутствие снега и ветра Дик воспринял с надеждой, хотя и не решился спросить Патрика, что происходит и куда они бегут. Патрик посмотрел по сторонам, словно пешеход, собирающийся перейти дорогу. Прислушался. Затем уверенно взял направо, все так же таща за собой недоумевающего Дика.
Вскоре туннель опять разветвился. Патрик повернул налево. Затем еще раз. Снова направо… Он часто и резко останавливался, при этом прося Дика не двигаться и даже не дышать. Дик прилежно исполнял просьбы, больше походившие на приказы, каждый раз с замиранием сердца ожидая, что услышит… Что?
Голоса? Топот? Рев чудовища?
Валенки Дика, обледенев, превратились в коньки. Он часто поскальзывался и по-прежнему хромал, думая о том, что не успел даже объяснить Патрику причину хромоты. Заметил ли ее Патрик – трудно было сказать: его молчание прерывали лишь короткие, злые маты, но его рука всякий раз помогала Дику остаться на ногах.
Спустя какое-то время, когда Дик уже вспотел от бега и боли, Патрик остановился и, согнувшись, уперся ладонями в колени. Дик понял, что друг устал. Некоторое время они стояли, унимая дыхание. Дик поднял воротник пуховика до уровня носа и дышал ртом, прекрасно понимая, что, делай он это на холодном воздухе, - неминуемо простудил бы горло.
Отдышавшись, Патрик выпрямился и вытащил из кобуры револьвер, холодно блеснувший в свете фонаря.
- Так, - сказал он, выбросив изо рта избыток слюны. – Теперь спокойнее. «Кинфаб» при тебе?
- Что? Да. – Дик достал пистолет.
- Хорошо. Помни, что они могут быть вооружены. Хотя я вроде и забрал все их жалкие обрезы, иногда они все же находят где-то ствол, чтобы попытаться всадить в мою аппетитную задницу пару граммов свинца.
- Кто – они? – спросил Дик.
Вместо ответа Патрик взвел курок.
- Пошли, - сказал он и двинулся вперед.
Теперь Патрик держал фонарь параллельно стволу револьвера. Дик шел рядом, пытаясь выглядеть столь же внушительно, хотя и понятия не имел, что их ждет. На каждом повороте Патрик резко выпрыгивал, направляя дуло и луч фонаря на предполагаемого противника, но сложная система циклопических труб, казалось, была пуста на всем своем протяжении.
Откуда она здесь взялась? Неужели вся деревня долго жила, ничего не зная об этом подземелье?
Еще через пять минут Патрик очень тихо шепнул:
- Почти у цели.
Они остановились перед очередным поворотом. Дик подумал, что комментарий Патрика - вроде команды расслабиться, но тот сразу же – и столь же тихо - добавил:
– Теперь приготовься.
Дик крепче сжал пистолет и выставил руку параллельно руке друга. Патрик одобрительно кивнул и, как прежде, резко прыгнул, повернувшись всем корпусом в ту сторону, куда заворачивал непонятный Дику маршрут.
Впрочем, он тут же расслабился и даже опустил руки до уровня живота, оставив все же смотрящими вперед как фонарь, так и ствол.
- Порядок, - сказал он. – Можно идти.
Дик подошел и присоединился к Патрику, решив, что, как и все ветки до этого, туннель чист.
Но это было не совсем так.
Ветка была тупиковой. Или казалась таковой. Так или иначе, но пройти по ней можно было не более десяти метров, ибо дальнейший путь преграждала огромная, почти того же диаметра, что и туннель, круглая дверь наподобие люка – с ручкой в виде большого калача посередине.
Возле двери же, спиной к ним и обхватив ручку снизу обеими руками, жался какой-то мужик в валенках, ватнике и шапке-ушанке.
Дик и Патрик подошли ближе, держа оружие наготове. Хотя Дик и не понимал – зачем.
- Убирайся, – сказал Патрик мужику.
Тот не повернулся.
- Слышишь? Пошел вон отсюда.
Человек опустил руки, облаченные в простые и тонкие рабочие рукавицы, и медленно обратил лицо к друзьям.
Дик невольно отшатнулся.
Лицо человека – или его подобия – было похоже на большой шмат замерзшего и, мало того, - порченого мяса. Испещренное морщинами и рубцами, с местами почерневшей и отколупывающейся кожей, покрытое следами запекшейся крови и соплей, оно было настолько отталкивающим и в то же время полным страдания, что Дику стало дурно.
Человек пополз к ним, снял рукавицу и протянул вперед скрюченную, тощую руку, на которой отсутствовала пара пальцев.
- Дай пожрать… - прошамкали его губы.
Патрик передал фонарь Дику, расставил ноги и обхватил револьвер обеими руками, направив его прямо в ужасное лицо мужика.
- Иди к черту! - произнес он.
- Да-а-ай…
- Убирайся! Пошел на хрен! Воо-о-он!!!
Дик испуганно стоял рядом, вздрагивая от слов Патрика. Он никогда не слышал в голосе друга такой глубокой, звериной злобы.
Мужик убрал руку и тяжко, с хрипом вздохнул. Затем пополз мимо них на четвереньках к выходу – туда, откуда они пришли. Однако, заметив, что Дик остолбенел и почти опустил пистолет, мужик снова сделал попытку приблизиться.
- Да-а-ай…
Патрик топнул ногой и снова заорал:
- Пошел! Пошел на хрен!
Только когда нога в валенке исчезла за поворотом, Патрик прислонился к круглой двери и облегченно вздохнул.
- Твою мать, как же бесит…
Дик глядел себе под ноги, пытаясь понять глубинные причины сцены, свидетелем которой он только что стал.
- Проще прогнать их, чем тратить патроны, - продолжил Патрик. – Пусть лучше дохнут от мороза. Если они догадаются о том, как мало у меня осталось боеприпасов, то запросто пожертвуют десятком, чтобы оставшиеся насладились победой.
- Кто они? – снова спросил Дик.
- Скоро объясню. А пока посвети… Нет, свети туда. Он запросто может привести за собой других.
Дик направил свет фонаря туда, где скрылась нога мужика. Патрик же тем временем нащупал на двери небольшую клавиатуру и ввел код. Затем налег на круглую ручку и повернул ее. Послышался скрип.
- Давай сюда, - сказал он Дику.
Дик подошел. Только теперь, когда дверь раскрылась, он обратил внимание на то, что она оплавлена снизу – там, где пять минут назад к ней еще прислонялся мужик.
- Пытались как-то взорвать, - пояснил Патрик. – Давай быстрее, все тепло выйдет.
Дик шагнул внутрь, тут же с воодушевлением почувствовав запах горящей древесины. Патрик ступил следом, плотно закрыв за собой круглую дверь.



Ричард Десфрей

Отредактировано: 03.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться