7 чудес света

Font size: - +

Глава вторая

Глава 2

Что делает группу людей семьей, заставляет их предпочесть интересы друг друга интересам всего окружающего мира? Ответов на этот вопрос множество. Одни считают, что дело в первую очередь в чистоте крови. Этой точки зрения придерживаются обычно представители небольших коренных народов, компактно проживающие на определенной территории. Ирландцы в Великобритании, жители Северного Кавказа в России, испанские Баски – все они готовы до сердечного приступа убеждать вас в том, что именно кровь – основа семьи, рода, племени, а, если надо, и страны.

Для других куда большее значение имеет принадлежность к конкретной фамилии. Здесь важна не кровь, а, скорее, дом, в котором ты рос, люди, которые тебя окружали. Когда у тебя семь братьев и не все они – твои родственники по крови, первая точка зрения как-то сама собой отпадает. Вторая вроде бы ближе к реальности, но все же недостаточно.

Нас с братьями, помимо глубокой любви и уважения, которые мы испытываем друг к другу, объединила традиция, начатая несколько лет назад Андреем, а затем принятая и всеми нами. Традиция, неразрывно связанная с мистическим для нас, да и для всего мира, числом «семь». Чем хороши недавно появившиеся обычаи, так это тем, что ты прекрасно помнишь, откуда и как они возникли. Вот и я прекрасно помню ужин, положивший начало цепи событий, которые в итоге привели к тому, что я могу рассказать эту историю.

Андрей праздновал свой день рождения через пару месяцев после меня, в самом начале августа. За несколько дней до этого мы всей семьей обедали в большом зале на втором этаже нашего нового дома. После неизбежных для живущих в стране Дюма и Наполеон восхвалений каждого стоящего на столе блюда, отец спросил Андрея, какой подарок он бы хотел получить на свое совершеннолетие. Не моргнув глазом, тот ответил.

- Поездка в Индию, пап. На три-четыре месяца.

- И что же ты собираешься там делать – постигать способы достижения сансары? – Страсть Андрея к Индии и, как следствие, к восточному мистицизму, давно служила поводом для неизменно добрых шуток со стороны отца – скептика во всем, что касается любых форм религии.

- Хочу посетить несколько городов, - будто немного стесняясь, ответил брат.

- И какие?

- Айдохью, Майа, Канчи…

- Каши, Авантика, Матхура, Дваравати, - подхватил отец и, напевая, закончил, - вот семь мест, дарующих освобождение. Ты решил удариться в буддизм?

- Не совсем, - серьезно ответил Андрей. – Я не думаю, что уже достиг той степени мудрости, которая позволит мне окончательно выбрать веру. Но, пап, мне бесконечно нравится идея невозможности случайностей. И раз уж число «семь», так уж совпало, имеет сакральный смысл чуть ли не в каждой из мировых религий и такое огромное значение для нашей семьи, то почему бы мне не начать его изучение? А том, кто знает, может и братья подхватят.

В самом начале осени брат вылетел рейсом Париж – Дели. В Индии он провел не три месяца, а больше года, исследовал все семь Sapta Pura -  священных городов, работал в гуманитарных лагерях, помогая пострадавшим в бесконечных конфликтах индусам и пакистанцам. В итоге он все-таки посчитал, что достиг необходимой мудрости, принял буддизм как свою религию, выучил санскрит и теперь является одним из самых многообещающих молодых ученых, изучающих самых, пожалуй, мистический регион планеты. А в нашей семье появилась традиция. Демьян встретил свое восемнадцатилетие в Мекке, беседуя с проходящими Хадж и кинув «в Дьявола» свои семь камней, Володя, увлекшись астрономией, добился посещения обсерватории в Чили, где провел неделю, рассматривая Венеру, которая у халдеев соответствует седьмой сфире. И так далее. И теперь наставала моя очередь. И здесь существовала одна небольшая проблема.

Дело в том, что для меня огромный интерес представлял ряд памятников, увидеть которые уже много веков было просто невозможно. Семь чудес света в их последнем списке, включали в себя: Пирамиду Хеопса, висячие сады Семирамиды, храм Артемиды в Эфесе, статую Гелиоса в Родосе, мавзолей в Галикарнасе, статую Зевса в Олимпии и маяк в Александрии. Шесть из семи были уничтожены или погибли в результате стихийных бедствий, так что в лучшем случае можно было найти место их нахождения или каменные руины, не имеющие даже четкой формы.

Впрочем, это меня мало смущало. В конце концов, куда большее значение имеет тот невероятных сакральный смысл, которое представляли и продолжают представлять собой Чудеса. Кроме того, для проверки моей теории важно было просто оказаться там, где они находились, а не увидеть их своими глазами.

Вторая проблема состояла в местонахождении одного из них. Точное место, где находились сады Семирамиды или, говоря более правильно, Сады Амитис, неизвестно. Существует несколько точек зрения, которые дают разброс километров на восемьдесят с запада на восток и с севера на юг. Но весь получающийся в итоге квадрат, так или иначе, комфортно располагается на территории к югу от Багдада. Назвать этот регион самым спокойным в мире довольно сложно. В общем и целом вполне понятно, что такое путешествие требовало огромной подготовки. Поэтому я не хотел беспокоить семью раньше времени, по крайней мере, до тех пор, пока не буду точно уверен в том, что все же решусь.

По дороге домой я попросил Андрея ничего не говорить родителям. К моменту нашего возвращения все уже вернулись, но я до такой степени вымотался за день, что, ограничившись коротким приветствием, заперся в комнате и мгновенно вырубился.

Занятия в колледже начинались в восемь часов утра, но я был обязан входить не территорию не позднее чем за полчаса до начала. За одно это я был готов вечно проклинать всю возникшую еще при Наполеоне судебную систему и лично Жана Лефера, моего неудачливого адвоката, который так бездарно умудрился развалить абсолютно выигрышное дело год тому назад.



Кирилл

#2687 at Young adult
#1465 at Teenage literature
#6843 at Other
#306 at Action

Text includes: ненависть, приключения

Edited: 18.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: