7. Дикая нежность

Размер шрифта: - +

Глава 29

 Спасибо за спасибо всем, всем, всем))) Девчонки, не ругайтесь, но пока так....

Рич разбудил меня рано утром, еще даже не рассвело, и мне казалось, что я только-только закрыла глаза.

 - Злата, любимая, ну открой глазки, - уговаривал он меня наверное с минуту, пока я поняла, что  …... Я открыла глаза и тут же вскочила. Рич был полностью одет, а его серьезный вид говорил о том, что что-то произошла из ряда вон выходящее.

 - Что случилось? – вскинулась я.

 - Тс, тихо, дочь разбудишь, - прошептал Рич, - Злата, послушай меня внимательно, за изломом что-то происходит, мне это не нравится. Злата, выслушай меня! – Рич замолчал, внимательно вглядываясь в мои глаза,   - скажи, пожалуйста, ты меня любишь? Только честно!

Я поглядела в такие любимые глаза оборотня и поняла, что не время скромничать и чего-то утаивать. Эту недоговоренность надо было решить раз и навсегда, потому просто сказала:

 - Люблю, - и добавила, - очень.

Он взволнованно обхватил мое лицо руками.

 - Злата, любимая, ты должна послушать меня и сделать все как я скажу. Я не отпущу тебя никуда теперь, слышишь? – я кивнула соглашаясь, на глаза вдруг навернулись непрошенные слезы, Рич стер их большим пальцем, покачав головой, показывая, что не время, - ты сейчас забираешь Джес, ты и она – это все, что мне дорого в этой жизни, я отправляю вас в монастырь! – он закрыл мой рот рукой, видя, что я хотела возмутиться, - тихо, выслушай! Это не простой монастырь, это женский монастырь, где обучаются боевым искусствам и контролю над магией женщины со всей Вселенной, там неважно темные вы, светлые, демоны или ангелы. Джес должна научиться контролю, ее магия слишком сильна, ты не справишься с ней без меня. Вы будете там пока я не вернусь, ни единая душа, кроме меня не будет знать, где вы. Злата! – он замолчал снова, вглядываясь в мое лицо, будто прощаясь на веки, - Злата, я доверяю тебе самое дорогое, самое любимое, что у меня есть в жизни! Пожалуйста, сбереги нашу дочь! Она -  самое главное у нас с тобой! Ты мне обещаешь?

Я кивнула, быстро моргая, стремясь прогнать слезы.

 - Рич! Ты ведь вернешься? – я всхлипнула, плохое предчувствие жгло меня изнутри.

 - Ради вас я горы сверну, ты же знаешь, любимая моя! Собирай Джес, вы   уходите!

Я не знала, что Рич умеет настраивать порталы, поэтому удивлению моему не было предела, когда я, собранная с ребенком на руках, предстала перед моим волком. Увидев мой изумленный взгляд, Рич только улыбнулся:

 - О, милая, тебе еще много предстоит обо мне узнать!

Потом шагнул ко мне прощаясь, обнял нас с Джес и на минуту замер, словно стремясь запомнить это ощущение.

 - Девочки мои, берегите друг друга!

Затем словно оторвав нас. Он резко подтолкнул меня вперед, к воротам портала, я шагнула в переливающуюся радугу и чуть не задохнулась от резкого морозного воздуха. Портал захлопнулся, не давая мне еще раз увидеть того, кого только обрела и снова потеряла.

**

Мы с Джес оглядывались по сторонам, вертя головами так, что казалось свернем их совсем. Снежная вершина, на которой стоял еще более снежный монастырь. Белый стены, золотые купола, сверкали от лучей просыпающегося солнца так, что резало глаза. Джес как ни странно молчала, вместе со мной задумчиво разглядывая блестящие стены.

 - Добро пожаловать, девочки, - откуда-то сзади раздался мелодичный голос, и я обернулась. Позади меня стояла красивая пожилая дама. Бабушкой или старухой ее даже язык не поворачивался говорить. Она явно была из когорты моего деда Ричарда, и чем-то напоминала его своей суровостью, несломленностью жизнью и оптимизмом. Дождавшись пока мы насмотримся на нее, дама еще раз кивнула мне головой, предлагая следовать за ней.

  - Меня зовут – Агата, я являюсь настоятельницей этого монастыря. Рич просил меня лично приглядеть за своими малышками. А этого мальчишку я знаю давно, он просто так не просит! Так что будем дружить, - она дружелюбно улыбнулась мне, обнажив белоснежные зубы. – А эта наша Джессика? – обратилась она к дочке и Джес сверкнула глазами, вцепившись в меня. – Ничего мы поладим! Сильный характер, упрямая девчонка, вся в папу, - довольно произнесла она, заходя в открывшиеся ворота, которые тут же и захлопнулись за нами, отрезая от внешнего мира.

Вот так началась наша с дочкой жизнь без него.

 - Женщина должна быть чистой и спокойной как вода, - голос одной из послушниц привел меня в чувство.

Думала ли я, что окажусь в женском монастыре, где пространство вибрирует от звука гонга, где воздух можно пить, зачерпывая пригоршнями, где солнце поет по утрам счастливую песню. Утро здесь начинается рано и с ледяного душа, при чем для всех: девушка ты, ребенок или старуха. Первые капли кажутся обжигающими, но потом наступает бодрость, и тело звенит, как натянутая тетива, готовое к работе. Холод отпускает, оставляя ощущение чистоты и свежести. Затем мы дружной толпой бежим от монастыря до ручья, а назад возвращаемся уже по ледяной тропе, удерживая на голове камень. Джес дается все легко, она не понимает пока что слово сложно, трудно, для нет слов не могу, не хочу, нет настроения. Все интересно ей, все вызывает удивление. Глядя со стороны, кажется, что нести камень легко. В первый раз я поддалась на эту зрительную уловку и выбрала камень побольше, но через несколько метров, поняла, как нелегко его удержать. Камень заставлял меня на время забыть о Риче, как только я начинала думать о чем-то постороннем, кроме камня, то сразу же угрожающе раскачивался на голове, пытаясь упасть. Полная концентрация на камне невозможно без отстранения от мыслей. Этими камнями мы выкладываем тропинку к монастырю, сотни тысяч лет до меня и Джес, этим занимались тысячи послушниц, укладывая камень за камнем.



Анна Абрамова

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться