7 дней

Размер шрифта: - +

7 дней

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

Будильник. Чертов будильник на 6:30. Бьет по голове будто самое жесткое похмелье. Один плюс – шесть с половиной часов этого дня уже прошли.

Говорят, с утра все проблемы становятся решаемыми. Или мизерными по сравнению с тем, какими казались сначала. Ничего подобного. Эти сказки придумали те, кто всеми силами храбрится и старается не показывать счастливому окружающему миру, как же гадко на душе. “Доброе утро! – Доброе! Вам как обычно? – Да, большой вкусный латте с ванильным сиропом”. Тьфу, ненавижу!

Этим утром абсолютно всё увеличилось раз в день. Недосып. Накопленная усталость. Страх перед тем, что ждёт за дверью. Проблема номер раз – открыть глаза. Это действо ознаменует начало нового дня – а к этому я еще не готова морально. Задержать бы это мгновение подольше…. Будто вакуум, вне времени и пространства. Мой личный кокон. Пережду и превращусь в бабочку. Проблема номер два – выбраться с кровати, как знак того, что бабочкой стать не получится и придется как гусенице мучить себя, еле ползая по земле. Проблема номер три – пересилить себя и начать жить. Забыть вчерашний день. Стереть бэкспейсом. Везет людям, которые способны на этот подвиг – “вчера ничего не произошло”. Я слабак. Я из тех, кто устроит себе парад воспоминаний, прокручивая в голове каждый миг, изводя себя, пока подушка не станет мокрой от слёз. Первое свидание с робкими взглядами; крепкие объятия, в которых так спокойно и уютно; горячие поцелуи, приправленные нежным шепотом “Я люблю тебя, родная”; соприкосновение тел прямо на этой кровати с бесчисленными ласками и всё теми же “Я люблю тебя”, “Я без ума от тебя”, моменты, когда в голове нет ничего, кроме осознания высшего наслаждения… Когда-нибудь я пойму, что это в прошлом и никогда не станет будущим. А прямо сейчас это для меня настоящее.

Помнить – это наказание. Помнить каждый момент, фразу, поступок. Это истинный ад…

День первый – день Памяти.

 

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

Я существую. Я всё также хожу на работу и возвращаюсь домой, иногда здороваясь со знакомыми. И потихоньку начинаю понимать храбрящихся людей. Но я не храбрец. Я пуста – я гармонична. А значит у меня всё в порядке.

Наверно, у той девушке, что сидит напротив меня в маршрутке кто-то есть. Она не вылезает из чата и с её лица не сходит улыбка – с губ, с глаз. Даже щеки улыбаются. Когда-то я была такой же, наверно. Но это уже неважно.

Вчерашний день был заполнен мыслями, и они никуда не делись. Просто их стало намного, в разы больше; звучат только обрывки фраз, отдельные слова и никакой логически связанной цепочки. Я смотрю в окно и думаю, но сама не знаю о чем. Перед глазами твоё лицо, в голове твой голос. Будто накрыла пелена. Еще вчера утром я мечтала о коконе… Вот он, мой саванн из тумана мыслей.

Возникло желание выйти посреди дороги в центре и закричать. Интересно, кто-нибудь обратит на меня внимание? В какой-то момент мне показалось, что весь город полон таких, как я – кричащих людей, полных боли в голосе и глазах.

А остальным всё равно. Крики о помощи никому не нужны. Наверняка у каждого был разрушивший жизнь человек... И теперь это месть. “Мне не помог никто. Я справился сам”. Но мне так нужно, чтобы хоть кто-то заполнил эту пустоту внутри…. Или я сделаю это сама – своим же криком. Прямо-таки жизненно необходимо слышать что-то, что перекроет в голове родной и одновременно чужой мужской голос.

Нет сил идти дальше. Нет сил подниматься на 15 этаж по лестнице, но это маленькое истязание себя не лишает надежды на то, что сможет как-то заглушить пустоту внутри. Нет сил делать макияж и пытаться выглядеть красивой – это всё равно никому не надо. А знание литературы и наук? Просмотр фильмов? Это не делает меня кому-то нужной. Хорошо, что у меня нет домашних животных. Может они помогли бы мне своим гав-гав или мур-мур – но сегодня я этого не хочу. А пока созрею до момента, когда мне это станет нужно – бедные ушастики помрут с голоду. Потому что сейчас нет ничего по-настоящему важного. Ничто не имеет значения.

День второй – день Пустоты.

 

ДЕНЬ ТРЕТИЙ.

Я должна что-то сделать. Как можно надеяться на то, что всё вернется на круги своя и ничего не делать? Чувствую, как накрывает тьма, полная печали, отчаяния и боли. У меня не осталось ничего светлого – а мне очень нужен свет, иначе зачахну. Свет через прощение. Кто-то получает своё прощение через Бога. Но ведь не его я потеряла.... Мне нужно особенное прощение. Твоё и свое собственное. Я снова и снова набираю (по памяти!) номер. Он записан в телефонной книжке и даже установлен на быстром наборе. Но это искусственно увеличенное время набора позволяет быть ближе. К тебе. Оно рождает предвкушение такого разговора, будто и не было этих последних суток. Но в ответ лишь “Абонент не может ответить на Ваш звонок”, “Абонент временно недоступен”... И снова. И снова. И снова.

Да пошла бы эта ваша женская гордость на все стороны с определенным направлением…

Прости меня, прости, прости. Прости меня, я виновата. Не уходи. Не оставляй меня. Прости. Не могу… Обещаю быть рядом, когда больше никого не будет. Обещаю верить, прощать, любить, не сжигать и не изводить ревностью, не закатывать скандалы, но любить. Обещаю всё, что захочешь, чтоб пообещала. Вылеплю из себя тот идеал, который ты захочешь видеть каждый день. А ты всегда будешь единственным для меня. Прости, прости, прости…



Lilly And

#12086 в Проза
#7875 в Современная проза

В тексте есть: мысли

Отредактировано: 14.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться