7 секунд до падения

Глава 14

                                   7 лет назад

 

— Эй, Блайт, — донеслось снизу, но девочка не обратила никакого внимания и продолжила наигрывать мелодию, перебирая пальцами струны старенькой гитары. 

 

В её голове засела мелодия, но она никак не может её обыграть. Попытка за попыткой, но все неудачные. Звук получается не тот. Раздражённо выдохнув, она смахнула упавшую на лицо прядь и снова принялась наигрывать.

 

Девочка частенько прячется в домике на дереве, когда хочет остаться одна или если в голову приходят строчки к новой песне. Она сидит уже около часа, скрестив ноги по-турецки и поставив на них гитару. На деревянном полу, вокруг неё, разбросаны мятые листочки. В блокноте исписано несколько страниц, но мелодия всё никак не идёт, как бы Блайт не старалась.

 

— Аррр, — В приступе злости девочка стукнула по корпусу гитары, но через секунду стала проверять, не повредила ли что-то. Эта старая потёртая гитара, что она держит в руках, очень дорога ей, потому что когда-то принадлежала её маме. 

 

Блайт часто любит представлять, как когда-то, давно, молодая Элли, которая тогда ещё не носила фамилию Йорк, точно так же, сидела и бренчала на этой гитаре, сочиняя удивительные песни. 

 

Толстый блокнот в кожаном переплёте, который хранит в себе все мысли и чувства её матери, Блайт на днях стащила из старых коробок на чердаке и с тех пор прячет под своим матрасом. Отец всегда запрещал детям туда соваться, но пару месяцев назад, когда он был на работе, а брат ушёл к Люку играть в приставку, девочка от скуки и, конечно же, любопытства, решила забраться на чердак. Каково было её удивление, когда она нашла там большие запечатанные коробки, которые стояли друг на друге, имитируя стенку. Их было не меньше десяти. При вскрытии первой же коробки, девочка мгновенно разрыдалась. Дрожащими руками она перебирала вещи матери, не веря собственным глазам. Грегг, практически, не говорил с детьми о ней, потому что смерть жены была самым огромным потрясением в его жизни. Любые упоминания о ней доставляли ему душевные терзания. Поэтому такая находка казалась Блайт настоящим кладом. Она даже не заметила, что просидела там больше часа, рассматривая старые фотографии и перебирая наряды матери. Покидая чердак, она прихватила с собой белую, местами потрепанную, драгоценность в кожаном переплёте. С тех пор каждую ночь она заползает под одеяло с фонариком и читает строки написанные рукой её мамы, чувствуя в этот момент нерушимую связь с ней.

 

Со стороны входа раздался скрип. Девочка вздрогнула и тут же вскочила на ноги. В панике стала искать глазами, куда можно спрятать гитару. Не успела она сдвинуться с места, как в проходе появилась темноволосая голова её брата. 

 

— Вот ты где, сестрёнка, — Улыбнулся парень, карабкаясь внутрь. Девочка со свистом выпустила воздух, который задержала от испуга. На лице отразилось облегчение, но её сердце по-прежнему колотилось как сумасшедшее. — Я звал тебя, почему ты... постой, что это с тобой? 

 

Мальчик приблизился к сестре, ступая по деревянному полу. Половицы издавали противный скрип от каждого его шага. Мальчик взглянул в глаза цвета неба, пытаясь угадать, что её так беспокоит.

 

— Почему ты так испугалась, Блайт? — серьёзно спросил Клайд. В этот момент он больше походил на обеспокоенного взрослого, чем на одиннадцатилетнего мальчишку. Всех, знакомых с ним людей, очень удивляло такое преображение. Мальчик всегда казался старше своих лет, хотя бы потому, что решил взять на себя ответственность за сестрёнку, которая одного с ним возраста. 

 

— Я подумала, что это мог быть папа, — еле слышно прошептала девочка, стыдливо отводя взгляд. Она знала, что брату не понравятся её слова, и оказалась права. 

 

— Мы, ведь, уже обсуждали ту ситуацию, — возмущённо произнёс Клайд, вскинув руки. — Это так глупо, Блайт. Почему ты так упорно отказываешься это понять? 

 

— Это вовсе не глупо, — Девочка умоляюще посмотрела ему в глаза. — Я видела его слёзы. Он не плакал, когда пел ты, но, когда вступила я, на его лице отразилась боль. 

 

— Но... — Мальчик совсем был сбит с толку и его доводы уже не казались ему такими уж логичными. — Но ты даже не спросила у него почему. 

 

— Я не могу, — Пальцы девочки стали нервно теребить рукава белого свитера, что окутал её маленькое тело. — Вдруг, это расстроит его ещё сильней. 

 

— Тогда я сам спрошу, — уверенно заявил Клайд, поворачиваясь, чтобы уйти, но маленькая ладошка вцепилась в его рукав, останавливая. 

 

— Нет, пожалуйста, — Голос девочки начал подрагивать, в уголках глаз уже собирались слезы. — Не делай этого. 

 

— Но почему? — Мальчик искренне не понимал, что заставляет её так поступать. Блайт любит музыку не меньше его, даже больше. Музыка часть её жизни, часть души. И как она может так просто отказываться от важной части себя, ничего не выяснив? Это кажется ему абсурдным и глупым. 

 

— Ты же знаешь, что у папы слабое здоровье, любые переживания могут ему навредить, — Горячие слёзы катились по девичьим щекам, обжигая их, а нижняя губа начала дрожать. — И знаешь, что той ночью, год назад, когда мы выступали, ему стало плохо и он попал в больницу. 

 

— С чего ты решила, что это связано с тобой? — чересчур резко спросил Клайд, от чего девочка вздрогнула. Меньше всего он хотел причинить ей боль, но не выдержал, всё его возмущение вырвалось наружу. Он не мог поверить, что его милая сестрёнка, действительно, винит себя в том, что отец попал в больницу. По его мнению, это просто дурацкое совпадение.

 

— Помнишь, на следующий день мисс Карсон отвезла нас проведать его? — спросила Блайт, утирая непрекращающиеся слёзы тыльной стороной ладони. Мальчик медленно кивнул в знак согласия, и она продолжила: — Пока ты ходил к автомату за газировкой, я решила зайти в палату, и услышала разговор папы и мисс Карсон.



Ася Хаг

Отредактировано: 08.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться