8-9 сентября: сражение у мыса Тендра

Размер шрифта: - +

8-9 сентября: сражение у мыса Тендра

 

28-29 августа / 8-9 сентября 1790 года произошло сражение у мыса Тендра между русской и турецкой эскадрами. Турецким флотом командовали Хасан-паша (в другой транскрипции - Хюссейн или Гусейн-паша) и Сеид-бей (вариант - Саид-бей). Русским же - сам грозный Фёдор Фёдорович Ушаков, "Суворов на море". Ушаков за всю карьеру не потерял ни одного корабля, ни один его подчинённый не попал в плен. А в 2001 году он был причислен Русской Православной Церковью к лику святых - как "праведный воин" (в войне с исламской Османской Империей Фёдор Ушаков объективно выступал и как защитник православия). 

Это сражение стало вторым из числа трёх основных столкновений русского флота с турецким в ту войну. Первым стало Керченское: Хасан-паша потерпел поражение, однако сохранил практически весь флот. Теперь он пополнил силы, отремонтировал корабли - и вернулся. 

Общее командование русскими войсками осуществлял генерал-фельдмаршал Григорий Потёмкин - фаворит (или даже морганатический муж) императрицы Екатерины Второй. В связи с этим и вся война современниками часто именовалась "потёмкинской". По утверждённому главнокомандующим плану, русскому флоту под командованием Ушакова следовало идти к устью Днепровского лимана, где соединиться с дополнительными силами (Лиманской флотилией И.М. Де-Рибаса), и после этого атаковать турецкий флот. Однако на практике сделать это оказалось невозможно: Хасан-паша уже стоял у Днепровского лимана. Приходилось действовать только теми силами, которые имелись в наличии. 

Превосходство в силах было у турок: 14 линейных кораблей, 8 фрегатов, большое количество вспомогательных судов. Всего - больше 1350 пушек и 10 тысяч человек. У Ушакова - 10 линейных кораблей и 6 фрегатов с малыми судами, около 850 орудий и 8 тысяч человек. Но Ушакову удалось воспользоваться эффектом внезапности (турки не выслали дозоры). Кроме того, в его пользу играл моральный фактор - от предыдущего выигранного сражения - и явно лучшая подготовка русских артиллеристов. В связи с этим Ушаков, пользуясь наветренным положением, сразу пошёл в атаку. 

Турки попытались отступить, однако в конечном счёте самые медленные их корабли стали отставать: возник риск, что они будут уничтожены или пленены русскими по одиночке. Тогда Хасан-паша отдал приказ о перестроении в линию.

В тот период основной тип боевых действий на море подразумевал выстраивание противостоящих эскадр в "линию": крупнейшие корабли с мощнейшей артиллерией выстраивались друг напротив друга и обстреливали противника. Соответственно, корабли, пригодные для того, чтобы встать в "линию", именовались "линейными кораблями" (сокращение "линкор" тогда ещё не придумали, и его употребление для эпохи парусных флотов некорректно; впрочем, в период механизированных флотов с паровыми двигателями тактика долгое время оставалась сходной). Фрегаты же имели и меньший размер, и менее дальнобойную артиллерию (вернее, обычно разнокалиберную, предназначенную для разных целей). 

В принципе, фрегаты ничего не мешало тоже поставить в линию, но их пушки зачастую вообще не добивали до кораблей противника. В связи с этим сторона, у которой соотношение "линейные корабли / другие суда" было менее выгодным, обычно старалась сблизиться с противником на как можно меньшее расстояние: тогда огонь фрегатов тоже становился эффективным. Кроме того, в этом случае получала преимущество сторона, у которой была выше подготовка артиллеристов (но слишком сильно сближаться тоже нельзя: тогда сторона, у которой больше людей - или просто проигрывающая артиллерийский бой - может рискнуть пойти на абордаж). 

Именно это и сделал Ушаков: сблизился с турками на расстояние картечного выстрела. Линейных кораблей в линии у него в процентном отношении оказалось даже больше, чем у турок, но подготовка русских артиллеристов однозначно была выше. После этого он... вывел из линии три из шести своих фрегатов. Из них Ушаков создал оперативный резерв - усиление возле головного конца своей линии. В благоприятных условиях по ветру можно было создать и вторую "линию", параллельную первой - как вышло в Керченском сражении. Подобный манёвр, изобретённый именно Ушаковым, в дальнейшем часто использовали флотоводцы той эпохи - в том числе Нельсон при Трафальгаре. 

В результате на головном конце русской линии оказалось сосредоточено 68 процентов пушек эскадры - это резко усилило его и отчасти нейтрализовало численный перевес противника. Ушаков, как обычно, постарался сосредоточить огонь на флагманах врага: их поражение дополнительно снижало управляемость турецкого флота (которая и так обычно оставляла желать лучшего). Вообще, первым делом выбить лидеров - стандартный тактический ход Ушакова.

В итоге турки - вернее, критически страдающие их флагманы - не выдержали такого концентрированного огня и отступили. На ночь обе эскадры остановились - и продолжили бой с утра. Впрочем, теперь турки уже просто пытались сбежать.

Полномасштабное преследование Ушаков разворачивать не стал, но отыгрался на отставших. "Капудания", флагман Сеид-бея, оказался одним из наиболее пострадавших кораблей. Именно его и удалось догнать.  Турки сражались отчаянно: несмотря на обстоятельства - против одной пострадавшей "Капудании" у русских оказался сам флагман Ушакова - 80-пушечный "Рождество Христово" - и несколько меньших кораблей, адмирал Сеид-бей и капитан Махмет-дерия не спускали флага до момента, когда корабль оказался фактически объят пламенем - и, соответственно, совершенно определённо не мог быть захвачен Ушаковым как трофей. Их расчёт оказался верен: с борта "Капудании" удалось снять только часть команды во главе с Сеидом. Вскоре после этого корабль взлетел на воздух - вместе с хранившейся на нём казной турецкого флота. Вместе с ним погибло и около семисот человек, не успевших покинуть "Капуданию". 



Александр Лычёв

#17432 в Разное
#3378 в Неформат

В тексте есть: война, история, ушаков

Отредактировано: 16.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться