9-й день недели

Размер шрифта: - +

Глава 13

Следователь, капитан полиции Марченко, окинул взором представшую картину. В ноздри ударил едкий запах оплавленного пластика. Обгоревшее тело, или то, что от него осталось, копоть и потемневшие ошмётки обстановки. Попытка открыть чудом уцелевшее окно успехом не увенчалась: от высокой температуры конструкцию повело и механизм перестал работать. Если я попал сюда снова, значит дело дрянь.

- Что, товарищ капитан? – Опер Гена смотрел на руководителя глазами преданной собаки.

- Так, ничего. Мысли вслух. Блин, я уже заговариваюсь. И это только начало. – Марченко поймал себя на том, что ищет глазами нечто совершенно определённое. – Скажите, а где главный?

Пред ним предстала высокая крупная женщина лет сорока. Полицейский хорошо её помнит. Это секретарь бывшего главреда Бергера, ныне покойного. А сейчас главред другой, гораздо моложе. Хотя и при бессменном секретаре. Обычно спокойная и бесстрастная, сейчас Валентина Кузьминична дрожала и заикалась. Бледная как мел, женщина куталась в наброшенный на плечи платок и пыталась взять себя в руки. Марченко приблизился и представился.

- Да… здравствуйте… я вас помню… - Она явно испытала чувство облегчения, увидев следователя. Тем не менее, заикаться не перестала. - Он… он… Егор Анатольевич незадолго до… этого… вышел. А потом…

- Самое страшное позади, - Марченко посмотрел на её бейдж, - Валентина Кузьминична, слава Богу, никто не пострадал. Преступника в расчёт не берём. Поэтому постарайтесь успокоиться.

Женщина прокашлялась. Было видно, что она постепенно приходит в себя.

- Расскажите, пожалуйста, что произошло, - Марченко постарался придать голосу максимально мягкие ноты.

- Постучали в дверь… сначала постучали в дверь… вежливо. Я бы сказала, учтиво.

Секретарь задумалась, но со стороны это выглядело словно она впала в ступор.

- Хорошо. – Марченко напомнил о своём присутствии. - Продолжайте, Валентина Кузьминична.

- Это был невысокий мужчина лет пятидесяти. Одет… одет в жёлтую футболку и красные шорты. На плече бутыль для воды.

- Может, успокоительное? – Хотел было предложить следователь. - У нашего врача…

Но женщина отрицательно покачала головой.

- Нет, благодарю.

- Что мужчина сделал дальше? – Не теряя времени, продолжил Марченко. Он прекрасно знал, что самые ценные показания – данные, что называется, по горячим следам. - Или что он сказал?

- Он… он сказал, что сейчас подожжёт редакцию и сказал, чтобы я вывела людей.

- И он беспрепятственно позволил всем сотрудникам покинуть редакцию?

- Именно так, - не раздумывая, ответила она.

- Значит, его целью была исключительно редакция… - Марченко начал было размышлять вслух, затем вспомнил. - А что произошло с мужчиной, которому нападавший сломал челюсть? При каких обстоятельствах это произошло?

- Вадим… наш спецкор… он попытался отобрать…

- Можете не продолжать, я всё понял. – Следователь чувствовал, что женщина долго не выдержит, поэтому торопился. – А где главред? Вы сказали, он куда-то вышел?

- Да. Сказал, что хочет…

- Что сказал? – Марченко внимательно посмотрел на её шею, но из-за платка ничего не было видно. А просто попросить показать, видя её состояние, не решился.

- Сказал, что хочет выпить, - наконец, договорила она.

- Вот как. – Полицейский потёр кулаком трёхдневную щетину. – Не рановато для этого? В смысле, он делал так раньше?

Секретарь отрицательно покачала головой.

- То есть вам показалось несколько странным, что ваш непосредственный руководитель средь бела дня уходит пить?

Валентина Кузьминична затравленно озиралась и втягивала голову в плечи.

- В последнее время… в последнее время у Егора Анатольевича… у всех нас… дела идут очень напряжённо.

- Ах, да. Понимаю. – Посочувствовал следователь. – Все только и пишут о ваших проблемах из-за переименования журнала. – Марченко задумался на секунду, и решил задать очевидный, в общем-то, вопрос. - А вы не считаете случившееся…

- Вы меня извините. – Валентина Кузьминична перебила его и покачнулась. Однако устояла. – Но я больше не могу здесь находиться. Я должна выйти.

- Да, конечно. – Поспешил согласиться Марченко. – Вас проводить?

- Нет, спасибо.

Следователь проводил её взглядом и ещё раз вздохнул об упущенной возможности посмотреть на шею. Ладно, мэм. В другой раз.

Редакция основательно выгорела, так как автоматическая система пожаротушения сработала поздно. Ответ на вопрос «почему» лежит на поверхности: прямо под так называемым пожарным извещателем валяется полусгоревшая коробка.



Дальний

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться