9-й день недели

Размер шрифта: - +

Глава 32

Со стоянки, всего метров в тридцати от него, выруливал тёмно-синий «Фольксваген». Сомнений в том, что это тот самый фургон, не было. Даже номер виден…е 445 оо… Марченко быстро, но не слишком, чтобы вызвать подозрение, сел за руль и пустился следом. Если это профессионалы, они без труда вскроют слежку. Поэтому, когда между ними оказался грузовик, полицейский даже обрадовался. «Веста» вплотную прижалась к противоподкатному брусу и из зеркал заднего вида фургона не просматривается.

«Осторожно. Не вьеб…сь». Какой-то умник, возможно, водитель грузовика, размашисто вывел красным маркером данное предупреждение на кузове. И сейчас оно маячит практически перед носом. Несмотря на серьёзность момента, полицейский не смог сдержать широкой улыбки.

Через несколько перекрёстков грузовик замигал поворотником, и серебристая «Веста» оперативно пропустила вперёд несколько легковушек. Марченко сидел как на иголках. Совершенно непонятно, обнаружен ли он. Если «да», то в первоначально запланированное место фургон не поедет. Покружит-попетляет… а то и вовсе остановится у «Макдональдса». В насмешку. И обязательно о слежке доложат. Если это произойдёт, то, как утешение, можно проехать мимо и записать номер. Это лучше, чем ничего. Еще фактор: вызвал ли он подозрение спешностью отъезда. Фургону могли сообщить, что следом движется серебристая «Веста». Таких много. Но, тем не менее… Если же в «фольксе» ничего не подозревают, то… в общем, время покажет.

Вряд ли здесь начнут стрелять, но… полицейский расстегнул фиксирующий ремешок кобуры. Стало спокойнее.

Ехать приходилось на предельно разумном расстоянии. Как следствие, преследуемые то и дело пропадали из вида. Несколько раз их разделяли сигналы светофора. В такие моменты Марченко ускорялся и вынужденно нарушал правила дорожного движения…

Блин! «Фольксваген» свернул направо, но Марченко, ехавший позади слишком далеко, увидел его только тогда, когда тот уже заруливал во двор. «Веста» свернула на следующем повороте и понеслась обратно. Не доезжая до дома, остановилась. Следователь снял кобуру и бросил на заднее сиденье. Пистолет в правую руку. Через руку переброшен пиджак. Теперь он выглядит просто и непринуждённо. Для полноты картины вытащить рубашку из брюк. Перебор! ... Ай, ладно, нет времени…

Когда он осторожно выглянул из-за угла дома во двор, двое мужчин в чёрных костюмах уже заходили в подъезд. В руке одного небольшой кейс. Фургона нигде не видно. Лишь, поискав глазами внимательнее, Марченко обнаружил его стоящим у соседнего дома. Причём за листвой деревьев машина едва различима. То, что люди в чёрном не стали палить транспортное средство, сыграло на руку: пока эти двое шли сюда, он успел подъехать.

Коды разблокировки домофонов разных производителей, помимо участкового, полезно знать каждому оперативнику. И Марченко знал. Поэтому, когда вошёл в подъезд, первое, на что обратил внимание, нет ли засады, и какая цифра высвечивается на табло индикации лифта. Засада отсутствует. Лифт поднялся на 11-й этаж. Следователь поднялся на лифте на 8-й, а оставшийся путь проделал пешком. По пути сняв пистолет с предохранителя и передёрнув затвор.

На лестничной площадке четыре квартиры. Камер наблюдения нет. По-хорошему, надо заклеить дверные глазки. Скотчем, изолентой… сгодится и жевательная резинка. Но ничего подобного под рукой нет. За одной дверью слышатся возбуждённые голоса. Мужской и женский. Голоса стихают. Приложив ухо к следующей, Марченко пытается уловить хоть какое-то движение. Тишина… нет! Приглушённый тембр… мужской… да, точно. Мужской. Ему вполголоса отвечает такой же. И… запах газа. Едва просачивающийся сквозь дверь. Такой муторный и… ни с чем не сравнимый.

Марченко скинул пиджак и ухватился за дверную ручку. Голоса стихли. Сердце бешено колотится и вот-вот покинет тесные пределы грудной клетки. Голоса зазвучали снова, причём совсем рядом. Кто-то потянул за ручку с обратной стороны. Марченко отдёрнул руку и почти физически ощутил, как за дверью смотрят в глазок. Его не видно, поскольку находится сбоку.

Дверь распахнулась и… Полицейский изо всех сил опустил рукоять на коротко стриженый череп выходившего. Раздался глухой сдавленный звук. То ли боец застонал, то ли его голова. Неторопливо, как в замедленной съёмке, молодчик осел и завалился на бок. Второй было дёрнулся, но, посмотрев на чёрный зрачок ствола перед носом, передумал и осёкся.

- Привет, ребята. – Марченко повел носом и сморщился. - Надеюсь, не помешал?



Дальний

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться