9 мая

Размер шрифта: - +

9 мая

Проснувшись, Вениамин Петрович поднялся и надел стоящие подле старой кровати тапочки. Погода за окном была теплая, солнечная. Но его все равно немного морозило – одна из многочисленных особенностей старости.

Сегодняшний день для него был особенным. Для всех он был особенный, но тех, кто понимает его значение по-настоящему, осталось очень мало. И с каждым годом становится меньше. Разве эта молодёжь может понять, какой ценой достался им этот праздник?

Проснуться сегодня нужно было рано, чтобы успеть на парад. Но Вениамину Петровичу не привыкать – ещё одна особенность старости. Он уже лет десять жил один. Марфа Яковлевна, земля ей пухом, оставила его. А детей они так и не завели. Поэтому готовить завтрак ему пришлось самому. Слава Богу, все конечности на месте.

Жуя своими на редкость крепкими зубами немного пережаренную яичницу с ржаным хлебом, он то и дело вспоминал былые времена. И, чего скрывать, скучал. Скучал по сослуживцам, по командиру, любившему крепко выругаться. Как, наверно, и все командиры. Скучал по увиденным местам – попутешествовал за время войны он вдоволь. Скучал он и по самой войне, хоть и не хотел в этом сознаваться. А почему скучал, он и сам не до конца понимал. Может всё из-за того, что это была молодость, его слава. А всю оставшуюся жизнь он жил одними воспоминаниями. И знали его исключительно как ветерана Великой Отечественной. Никак иначе он не отличился. Да и зачем? Государство заботилось о нём, выплачивало пенсию, подарило жильё. Правда, с каждым годом заботы становилось всё меньше.

Скучал он, как без этого, и по Марфе Яковлевне. Чертовски скучал. Она с ним прошла всю войну. И он с ней прожил всю жизнь. За долгие годы они словно срослись. Первое время без неё ему было совсем уж тяжело. Но он человек боевой – со всем справится. Правда, это лишение сразилось на нём сильнее, чем увиденные им ошмётки горелой плоти, бывшей когда-то его товарищами. И стал он даже черствее обычного.

Закрывая дверь, он подумал, что через пару часов вернётся в эту обветшалую квартирку. Вернётся к старому телевизору и будет смотреть его весь день, потому что заняться ему больше нечем. И никто его не навещает. Потом он заснёт прямо в кресле. Зимой, в не отапливаемом доме, заснуть вот так значит умереть. Но лето только начинается, поэтому можно.

Но сейчас не время для таких мыслей. Нужно пойти на площадь. Счастливые люди будут фотографироваться с ним. А пьяные прохожие будут кричать: «Спасибо деду за победу!». Везде будут георгиевские ленточки.  А потом ему и другим ветеранам что-то торжественно подарят.

И все забудут о нём ровно на год.

Как всегда.

Скорей бы уже на покой…



Евгений Кучерявый

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: