А ну, иди сюда, Петров!

Размер шрифта: - +

Глава 1. Склероз и признаки тахикардии

Я проснулась с больной головой. Доползла до кухни, открыла специально выделенный под медикаменты ящик.

— Нурофенчик, любовь моя, где же ты? — ковыряясь одной рукой в блистерах и коробочках, вопрошала я, подлизываясь. По закону вселенской подлости волшебные капсулы никак не проявляли себя. — Чёрт, чёрт, поиграй и отдай! — прошептала почти неслышно. Стыдоба–то какая! Верю во всякую ерунду.

Нужное лекарство тут же нашлось, и я закатила глаза. Ох уж эта мистика! И вера людей в потустороннее.

Я была законченным прагматиком и обычно верила только в себя. В здоровом состоянии, по крайней мере. Но сказать об этом в слух? Да ни за что! Ведь на магии и гороскопах держался весь мой бизнес.

Самый крутой сайт рунета. Самый популярный, востребованный и мистический. Созданный вот этими самыми ручками с космическим фиолетовым маникюром. На заре моей карьеры маникюр, правда, был чёрным. Ну да кому какое дело, в чём ходят подростки и чем красят ногти!

Хотя… Мы с подругами красили ногти фломастерами и покрывали прозрачным лаком. Сейчас как вспомню, так вздрагиваю, а тогда была модницей и красавицей.

Два стакана воды, небольшая зарядка, чтобы разогнать кровь, чашка кофе, душ и макияж — обычное моё утро, и из–за небольшой головной боли я не собиралась ничего менять. В конце концов, я вчера выпила совсем немного, причин лежать и страдать нет. Тем более, мне нужно ещё многое сделать. Например, подготовиться к свиданию.

Сказал бы кто раньше, что пойду на романтическое мероприятие с одноклассником, рассмеялась бы в лицо. Но Петров… Ни капельки не женатый Петров, с собственным бизнесом, квартирой в центре города, роскошным авто и, что практически главное в браке, живущими за границей родителями, выглядел солидно и заставил дрогнуть моё сердце. Хотя в последнем не уверена, может, это тахикардия. Возраст, всё–таки уже не юношеский.

На свадьбе мы особо не пообщались, он заехал поздравить мужа Марго, ну и её, разумеется, и вынужден был уехать по рабочим делам. Но выпить кофе предложил и телефон у меня взял, посмотрев при этом ой, как многозначительно!

Я же, не будь дурой, расспросила счастливую новобрачную, кто такой и чем занимается (не признаваться же сразу, что мы знакомы), а та учинила допрос мужу, и уже через несколько минут вынесла вердикт: берём!

Единственное, чего мне катастрофически не хватало — это его визитки. Позор на мою отсутствующую седину, но я в упор забыла имя Петрова. Полностью. С такой фамилией он был обречён быть просто Петровым. И был им. Даже учителя называли его по фамилии. Ну, как–то так вышло.

Позвонила маме.

— Серёжку вашего рыжего помню, Кольку, что портфель твой носил, тоже помню, того мальчишку, что спёр у тебя фломастеры во втором классе, тоже, Ванька Жуков его зовут. А Петрова имя… Может, я и не знаю его, а? Петров и Петров.

— Блин, что делать–то? Я вчера не сообразила уточнить у мужа Маргоши, а он его называл, как и все, по фамилии.

— Может, он Петя Петров? — предположила мама.

— Может, и Петя. Но, кажется, нет.

— А ты звякни долговязому тому, другу его. Как же его зовут–то? — Я отчётливо услышала в трубке, как мама постучала ногтями по лакированной столешнице. — Ты ещё с ним не пошла на свидание, потому что у него морда в прыщах была. На год или на два вас в Петровым старше. Они дружили тогда. Я точно помню, ты рассказывала, что тот, который каланча без имени, забирал пьяного Петрова с выпускного.

— Он и меня тогда привёз вообще–то, — вспомнила я.

— Да? А мне сказала, что Василий твой тогдашний тебя привёл. Синявочку мою, — не забыла напомнить в очередной раз о неприглядном эпизоде моей жизни мамуля. Единственный раз в жизни напилась, а издеваются всю оставшуюся жизнь.

— Мам, ну там алкоголь был палёный. Мы тогда все одинаково зелёные были, точнее, сперва синие, затем зелёные, — в сотый раз объяснила я ситуацию.

И для чего это делаю? Не понятно. Толку нет и не будет. Упрекнуть меня больше и не в чем. Видимо, надо дать повод. Хотя о чём я? Маме не нужны поводы, чтобы меня пожурить.

— Так что, помнишь того парнягу или мне позвонить Любовь Дмитриевне?

— Помню, ма. Найду в интернете сейчас, да спрошу. А Любоньку не дёргай лучше. Ты же знаешь, она меня не любит, — произнесла абсолютную неправду, в которой была убеждена мамуля. Наш классный руководитель имела прекрасное чувство юмора, чего нельзя было сказать о моей родительнице.

— А нечего было ей ворожить сорок котов и одиночество!

— Да мы шутили, мама! И она, в отличие от тебя, посмеялась и забыла. И замуж вышла, - завелась я по давней привычке.

— Хорошие шуточки. А если бы не вышла?

Разговор пришлось быстренько свернуть. Мама, мягко говоря, не поощряла мой способ заработка. Притом не из–за того, что я ходила вся в чёрном, как ворона (цитата из мамы), не потому, что носила платья с неприличным декольте до пупа (цитата из нашей старшей по дому, Лидии Ивановны). А из–за того, что она потеряла веру в чудо. Да–да, так мамуля и сказала.

— Как теперь верить гороскопам и гаданиям? Вот раньше я зашла на сайт твой, тыкнула в гадание «Да/нет» раз пять, что чаще выпало, то и считаю за правду, — жаловалась она мне.

— Ну так ты ведь сама выбираешь, что тебе больше нравится. Вот, допустим, вопрос: «Покупать или не покупать новую сумочку?». Программа отвечает «Нет», но ты ведь тыкаешь не два, не три, не четыре раза. А столько, чтобы или выпало «Да» пару–тройку раз подряд, или ты имела полное право сказать: «Фу, ерунда эти все ваши гадания!» и пойти со спокойной совестью купить сумочку, — парировала я, прекрасно зная, как моя мама пользуется моим же сайтом.



Иринья Коняева

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться