А потом придет бог...

Размер шрифта: - +

глава 2.7

 

 

Глава 2.7

 

О главной страшной тайне и о том, как отразить вирусную атаку при помощи вирусной атаки.

 

Соня, в отличие от Александра и Максима, поняла, что не так. Наверное, не сразу и, скорее всего, если бы не строила свою защиту практически с нуля, своими руками, сотворив в итоге нечто совсем уж нестандартное и скорее всего незаконное, то шансов что-то заметить и у нее бы не было. Сама одно время считала, что поймать чье-то сознание в виртуальной реальности в кольцо — очень забавно. И ни разу никто не смог вырваться, пока его не отпускали.

И тут никакие катапульты не помогут. Потому что опасности как такой — нет. Есть всего лишь ощущение неправильности, которое быстро проходит и начинает казаться, что неправильно все, что было раньше. Бывают вытащенные из подсознания какие-то догадки, из-за чего в это состояние, бывает, уходят по доброй воле. И есть бесконечное действие и множество мыслей, из-за которых кажется, что что-то все-таки происходит. Кто-то это состояние даже с наркотическими галлюцинациями сравнивал, хотя вряд ли оно похоже.

— Вот зараза, — почти простонала Соня и выбросила себя в реальность. Оставаясь в игровом мире из кольца не вырвешься.

В себя она приходила долго, даже стошнило.

Успела понять, почему при атаке вируса на те, упавшие игровые миры даже люди, у которых была возможность эвакуироваться, не успевали этого сделать. Если система катапультирования настроена на них, а не на отслеживание сбоев — то шансов почти нет.

— А я настроила на нас… — прошептала Соня.

И вытащить всех можно было теперь только из реала. Причем, только Соня и могла.

К консоли, пользовалась которой Соня редко, потому что не любила работать с виртуалом из реала, девушка бросилась так, что зацепилась за что-то на, казалось бы ровном, полу и едва не перелетела через стол. А гадская консоль еще и решила обновиться, за что Соня ее едва не расколотила. И, наверное, они никогда не была так счастлива, как в тот момент, когда обнаружила, что игра все еще функционирует. Хоть и обвесилась сообщениями о сбое и временных сложностях.

На чужие сложности Соне было плевать. Ее сейчас интересовали только внедренные в тело игры катапульты и скоростное извлечении из игры близких людей.

На катапульты, к счастью, чужие проблемы не повлияли. Соня выдернула всех в реал, а потом с облегчением села. Теперь можно было заняться уборкой. Потом узнать у всех, как они себя чувствуют и поздравить с тем, что они познакомились с эффектом кольца.

А потом…

А что потом, Соня не знала. Зависит от того, устоит ли игра. Может ведь и устоять, раз сразу не рухнула.

 

 

Метлик, к его счастью, продолжал торчать в реале и о проблемах, случившихся с игрой, пока даже не подозревал. Впрочем, ему тоже было чем обрадовать друзей.

Началось все с того, что Метлику банально приснился сон. Никакой не вещий, если что, просто дурацкий. Про то, как наступила весна и все начали скупать эдельвейсы, а он бегал по улицам и требовал покупать подснежники. Потому что именно подснежники положено было покупать в каком-то там месте на старой Земле в какие-то доисторические времена. В общем, полнейший идиотизм, приснившийся вероятно из-за того, что он собирал для заказчика исторические статьи по цветоводству и случайно наткнулся на занятную идею о внесении редких растений в какую-то красную книгу. И про эти подснежники прочитал, как раз перед сном. А вместо них почему-то приснились эдельвейсы, которые во сне были оранжевыми, пушистыми и неуловимо напоминали упитанных котов.

Ну, бред же.

Вот только Метлик привык относиться к своему подсознанию со всей возможной серьезностью. И раз оно пытается обратить внимание на сочетание весны и эдельвейсов, причем, почему-то оранжевых — это точно неспроста. И все, что Метлик мог сделать в этой ситуации — это для начала собрать статистику по редким именам. А в том, что Весна и Эдельвейс редкие — он ни капельки не смоневался.

Статистика Метлика порадовала. Подобные имена, причем, конкретно русскоязычный их вариант, были действительно редки. Настолько, что в данный момент встречались большей частью на одной интересной планете, точнее, на части этой планеты — вытянувшийся вдоль экватора то ли длинный остров, то ли небольшой материк. Местные жители об этом не первое столетие спорят. И нет, планета в принципе была не особо склонна к смене времен года. Просто все, что севернее или южнее от этого острово-материка не могло похвастаться особо приятным климатом и зачем там поселились люди, для Метлика так и осталось загадкой. А вот острово-материку перепадало больше всего солнца и жить там было приятно, как на курорте. И, наверное, именно поэтому местные жители там изо всех сил берегли природу, как свою, так и чужую. Настолько берегли, что даже детей называли то в честь цветов, то деревьев, а то и вовсе времен года. Такая вот занятная история.

Философия этих странных людей Метлику понравилась, ему в принципе нравились разные чудаки, а тут их больше двадцати миллионов. Так что он решил углубиться в тему и поискать сочетание именно Эдельвейса и Весны. И, к своему неимоверному удивлению, нашел их. Двоюродные брат и сестра. Она немного полновата и высоковата, хотя игровое лицо вполне узнаваемо на снимках. Даже на тех, на которых ей уже за семьдесят. Он на себя в игре похож еще больше, но при этом пронзительно рыжий, настолько, что Метлик наконец даже понял, что именно от него хотело подсознание.



Таня Гуркало

Отредактировано: 19.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться