"А разве они такими бывают?"

Размер шрифта: - +

"А разве они такими бывают?"

   

Сумерки уже накрыли город, празднующий свой 275-летний юбилей. Музыка в парке играла громко, вокруг бегали аниматоры, заманивая людей в круг танцующих. Периодически мимо нашего столика проходили пьяненькие дяденьки и тётеньки ели держащиеся на ногах, но твёрдо намеренные продолжать веселье.  

Мы с Иваном с удовольствием распивали по второй бутылочке самого дорого имеющегося в ассортименте этой палатки, пива. Та ещё гадость, но ведь правильно кто-то сказал, что в хорошей компании и дешёвое вино покажется нектаром. В последний раз я встречался с Иваном года четыре назад, когда он приезжал в наш город к своим родственникам, хотя по скайпу и в интернете мы общались регулярно. Тогда мы славно погудели (хотя выпивохи из нас те ещё), вспомнив молодость и детство, проведённое на этих узких, пыльных улочках. Выглядел он неплохо, только немного схуднул, впрочем, ему это было к лицу.  

– Не знал, что ты развёлся.  

– Не знал, что ты устроился на работу, – отхлебнув маленький глоточек из горлышка, улыбнулся я.  

– Ну, надо же когда-то начинать. Я уже мальчик взрослый, как-никак через неделю тридцать семь стукнет.  

– Ну, за это надо ещё по бутылочке выпить, – хлопнул я Ивана по плечу.  

Мы дружно посмеялись, а затем товарищ рассказал мне, что дома скучно, да и мать постоянно пилит его, упрекая в том, что хотела бы ещё при своей жизни увидеть внуков.  

– Устал развлекаться в своём Саратове?  

– Ну а что? Я же один, денег мне с лихвой хватает. В киношки хожу регулярно, книжечки покупаю, красивые вещички, за игровой индустрией слежу. Ремонт в квартире сделал, сантехнику и проводку всю сменил. Не сам конечно, нанял специалистов. Сам-то я знаешь, не мастер.  

Мы ещё посмеялись и помолчали, смотря друг на друга.  

– Пора уже тебе семьёй обзаводится.  

– Учусь на твоих ошибках. Ты же развелся, значит не такая уж это радостная перспектива, – наступил мне на ногу под столом Иван.  

– Ты не прав. У меня двое детей. Постоянно у меня гостят. А жена дело наживное. У тебя всё будет по-другому. Порадуй мать.  

– Да нет, – поплотнее запахнув куртку и зябко передёрнув плечами при очередном порыве ветра, сказал товарищ. – Вован, я уж привык в одиночку. Сомневаюсь, что я человек семейный.  

– Сачок ты, ленивый. Послушай хоть раз меня. Живёшь на всём готовеньком. Завис в одном положении, и двигаться не хочешь. Пора менять жизнь. Работу нашёл, уже хорошо. Дальше-больше.  

– Во-во мамаша моя прямо как ты. Два сапога пара. Она мне перед поездкой сюда говорила, что ты мне мозги то прочистишь.  

Зная тётю Катю, я в словах друга абсолютно не сомневался.  

Мы посидели ещё немного, поболтали о всякой чепухе, а затем попрощались, договорившись, что завтра я приду проводить его на вокзал. Иван, застегнувшись на все пуговицы пожал мне руку и исчез в толпе.  

– А кто это был? Что за инфантил? – рядом со мной на стул плюхнулась моя давняя приятельница Вика, удерживая за руку своего мужа Алексея которого я тоже шапочно знал. – Тридцать семь, а он всё с мамой живёт?  

Я понял, что парочка сидела где-то неподалёку и наш разговор слышала.  

– Прикольно. Он что, правда, раньше никогда не работал? – поддержал супругу Алексей. А существует то он на что?  

– Ему государство платит.  

– Ни ребёнка, ни котёнка, а ему ещё и государство платит? За что? Кто он?  

У меня резко испортилось настроение, захотелось уйти, чтобы не ругаться. Обидно как-то стало за Ивана, ведь они его совсем не знают. Встав со стула, я всё же сказал:  

– Он герой России.  

Икнув от удивления, Вика взглянула на выпучившего глаза мужа и спросила:  

– А разве они такими бывают?  

Я не стал отвечать на этот вопрос и не попрощавшись отправился домой. Мимо меня проходили люди, много людей. Все они смеялись, кричали, старались оказаться в центре внимания. У многих есть такая потребность – показать себя в лучшем свете, ну или не в лучшем, но желание заявить о себе, чтобы в тебя тыкали пальцем и обсуждали твои поступки иногда граничит с безумием. Как оказалось некоторые в этом не нуждаются.  

Помню тот день, когда я студент пятого курса исторического факультета провожал на вокзале Ивана в Чечню. Там вовсю велись военные действия, и я ругал друга, что он завалил сессию и бросил институт – доучится, то осталось совсем ничего.  

– Дружище, ну, ты же меня знаешь, я ленивый. Вот поеду сейчас на Кавказ совершу подвиг, стану героем России и буду всю жизнь в потолок плевать, – прервал мою педагогическую тираду Иван.  

Кто бы мог подумать, что так и произойдёт на самом деле и шутка станет реальностью. Только пройдёт три долгих года и подвиг свой Ваня совершит, будучи контрактником.  

Когда он вернулся мне мало, что удалось из него вытянуть, всё шуточки-прибауточки. А потом они с матерью переехали в другой город. Я тогда уже работал в уголовке и у меня были знакомые в военкомате, которые и рассказали мне его историю в подробностях.  

В конце Второй чеченской компании Иван с товарищами сопровождал в поездке представителей местной администрации. Ехали из пункта "А" в пункт "Б". Попали в засаду. Автомобиль перевернулся, БТР с охраной подбили. Мой товарищ оказался единственным способным держать оружие в руках. Иван вытащил из горящей машины контуженого командира, женщину-доктора, истекающую кровью и одного из выживших, но не подававших признаки жизни начальников. Сам он тоже получил лёгкое ранение в плечо. Доложив по рации о случившемся и собрав с тел мёртвых товарищей боеприпасы, он сорок минут в одиночку отстреливался от наседавших на него боевиков, сумев уничтожить дюжину противников. В ходе боя он снова был ранен и контужен. Когда в магазине автомата оставалось три патрона, прибыла помощь, на руках которой Иван потерял сознание. Оказалось, что получил сквозное ранение лёгкого. А дальше были госпитали, больницы, третья группа инвалидности и награда. Получил то, что загадал, мерзавец.  



Владимир Сединкин

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: