А сосны шумят...

Размер шрифта: - +

А сосны шумят...

Лазуритовая тень мягко опустилась на город. Редкие фонари превратились в тëплых духов, указывающих путь. Особенно стойкие листья, что ещë сохранились на деревьях, засахарились и при сильном ветре хрустели.

Улицы необычайно спокойны, они отдыхают после длинного рабочего дня. Тёмные фигуры идут быстрым шагом, закутавшись в пальто и куртки. Их глаза всегда опущены, они бояться, что, посмотрев на другого человека, узнают его.

Тишину нарушает игривый смех двух слишком смелых подростков. 
Девушка в розовой шапке с бомбошкой, идëт, рассматривая звëзды, улыбаясь и освещая весь мир вокруг, как ручное солнышко, которое всегда с тобой. На пухлых щëчках играет румянец, а глаза горят любопытством и кокетством.

Парень, выше и шире на целую голову, менее открыт этому миру, чем спутница, но всë же и его глаза наполнены азартом. Он говорит какую-нибудь глупость, а девушка смеëтся, уже больше из общего настроения.

Через какое-то время они останавливаются у еë подъезда и говорят ещë час, прежде чем расстанутся. Скулы ноют от напряжения, но это радостная боль.

Зайдя в дом, Юля быстро снимает верхнюю одежду. Ночная прохлада застряла в ушах и носу, девушка просто не заснëт. Перед глазами стоят пухлые губы друга.
Внезапно Юля замирает, проверяя внутренние ощущения, вздрагивает всем телом и резко садится на корточки, чувствуя, как сильно горят уши.

" Неужели влюбилась?"

Догадка разгоняет кровь и стягивает лëгкие, так, что невозможно сделать полноценного вдоха. Юля мечется по комнате, не зная, чем себя занять. Она внезапно подумала о Виталике как о парне. И когда он успел стать таким высоким?

Мысли бесконечным потоком кружат и заворачиваются, вскрывают самые потаённые желания, заставляя стесняться и закрывать лицо ладонями. И каждая новая мысль болезненным эхом отдаётся в груди.

В следующие дни ничего не изменилось. Виталик плотно засел в голове Юли. Девушка успела возненавидеть это колючее чувство надежды, смешанное со страхом.

Стоя на перемене, болтая с подругами, девушка, смотря в лицо одноклассницы, видела родинку на шее Виталика. При звуке его голоса Юлю внезапно прошиб холодный пот.

Светлые волосы, чëрные футболки, голубые глаза, длинные пальцы - она могла собрать его образ из чужих фрагментов. Он скрывался в улыбке незнакомого парня из параллельного класса, в голубой штукатурке и красных кроссовках.

В ноябре Юля уже настолько измучилась, что периодически садилась за стол, брала ручку и начинала писать любовное письмо Виталику с мольбой освободить еë голову.

Стоя под горячим душем девушка плакала, обесиленная от своей влюблëнности, мечтая вырвать сердце из груди и больше никогда не испытывать эмоций.

В декабре девушка немного расслабилась. Она смирилась со своими чувствами, попыталась принять их и отпустить. Желание поцеловать красивые губы Виталика больше не беспокоили еë перед сном.

В какой-то момент Юле начало казаться, словно парень и сам испытывает к ней чувства. Он часто обращался к ней, шутил, они делали совместно домашку. Одноклассницы, хихикая, смущëнно спрашивали про их отношения, на что Юля всегда очень громко и ярко отшучивалась.

В тайне же от всех девушка начала надеяться, что Виталик сам подойдëт к ней и предложит встречаться. А если и нет, то она сильнее этого и вообще уже давно его разлюбила.

А через пару недель он пришëл под ручку с их общей одноклассницей по имени Диана.

Диана не была самой красивой девушкой в мире, но еë уверенность в собственной красоте заставляла и других в это поверить. Она была настырной, плоской, но точно знала себе цену и готова была порвать любого обидчика.

Когда Юля узнала, то почувствовала едкое разочарование, а на глаза от обиды выступили провокационные слëзы.

Девушка старалась заполнить себя другими людьми, но противные вечера вскрывали чуть затянувшиеся раны по новой.

В феврале еë полная подруга, смеясь, спросила:

- Неужели тебе нисколечки не обидно из-за Виталика?

- Ха! Конечно нет. Ты бы знала, какой он на самом деле. Мы очень давно дружим. Он слишком самовлюблëнный. Диана ему отлично подходит в этом плане, - гордо сказала Юля фразу, которую крутила в своей голове очень давно.
Шло время, наступила весна.

Радужный смех влюблëнных словно преследовал девушку. Юля раздражалась от их улыбок, переглядок, робких прикосновений на публике и открытых заигрываний в минуты уединения.

Диана перестала ей казаться красивой и превратилась в обычную худую девушку без груди и попы. Худощавая, с сероватой кожей и какими-то непропорционально большими глазами. Тонкие губы, такие неказистые по сравнению с губами Виталика, напоминали две прямые полоски. Да и в целом Диана стала походить на облезлую крысу.

Юля заламывала руки и переключала внимание на что-то другое.
С приходом летних каникул еë мучения наконец-то закончились. Девушка много гуляла с друзьями в июне, а на оставшиеся два месяца уехала к бабушке, поближе к югу.

В особенные ночи, когда кто-то рассыпал по небу множество серебряных искорок, Юля вспоминала Виталика и с облегчением замечала, что ничего к нему не чувствует. Она прислушивалась к себе, но всë было глухо. В такие ночи она плохо спала, боясь, что сердце привычно ëкнет и жизнь превратиться в кошмар.

Осенью, загорелая и довольная жизнью, Юля вернулась в свою привычную школу. Сосны, качаясь, приветливо шумели, отчего девушка не могла сдержать улыбки.

Как всë-таки она любила природу родного края!

На линейке директор привычно бубнил что-то в микрофон, но никто его не слушал. Школьники галдели, перебивая друг друга, толкаясь от чувств и эмоций.

Наконец-то это закончилось, детей завели в школу, где они ещë час слушали классного руководителя.



Гизатуллина Анна

Отредактировано: 15.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться