А я найду своё счастье?

Размер шрифта: - +

1.

POV Макс
От этих воспоминаний я вздрогнул, я не заметил, как наступила ночь. Окно, которое выходило к лесу, было распахнуто настежь, слышалось пение кузнечиков. Ночной, прохладный и свежий после дождя ветер заполнил всю мою комнату.
Вдохнув еще раз, я встал со своей кровати; мой четвероногий друг, как я называл ее, сразу же заскрипел. 
Подойдя к окну, я хотел закрыть его, но заметил во дворе девушку. В слабо освещенном саду цвет ее волос был плохо виден, но, похоже, что шатенка. Одета она была в белую сорочку, волосы распущенны, она сидела на качели. Я в детстве тоже качался на ней.
Понаблюдав за ней минут пятнадцать, я все же закрыл окно и лег. "Ну, что ж, сестренка, я устрою тебе ад. Ты надолго запомнишь эти мучения", - с этими мыслями я заснул.
POV Алиса
Спать мне не хотелось, я вышла во двор, вспомнила доброго старика.
Его добрые глаза такие чистые, почти синие, волосы с сединой. Он великодушно приютил меня, спас. Но сколько будет длиться это?
Я присела на качели и стала раскачиваться. Ветер обдувал мое лицо, небо было полно звезд и большая луна светила так ярко. Мне казалось, что я вижу впервые сад, залитый светом луны, мокрую, темную траву, посеребренные стволы деревьев и большой дом, белевший чуть вдалеке. Так красиво, тихо, спокойно. Я подняла голову и увидела парня в окне, он наблюдал за мной, я сразу же опустила голову, может он не заметит?
Нет, я чувствовала, он внимательно смотрел на меня, будто изучая. Минуты тянулись бесконечно. Это и есть тот парень, о котором рассказывал старик? Он сказал, с ним тяжело найти общий язык, надеюсь, я смогу спокойно существовать здесь. Не очень-то добрый у него взгляд, въедливый, испытывающий. Вскоре парень ушел, оставив меня наедине с прохладным ветром и ночью.
Решив зайти в дом, я сразу же побрела в свою комнату. Дойдя до комнаты с красивой белой резной дверью, я вошла и включила ночник, он осветил комнату мягким, желтоватым светом, делая ее уютной, домашней. Комната была настолько большой, что в ней можно было танцевать, несмотря на то, что там были большая кровать, тумба и стол, на котором стоял ноутбук. Он нужен для того, что бы учиться, сложновато, но старик мне все объяснил.
Открыв окно настежь, я услышала щебетание птиц и увидела, что уже рассвело. На горизонте небо окрасилось в слегка розоватый оттенок, даже персиковый.
Я легла на мягкую кровать и провалилась в сон. Я впервые засыпаю, не боясь ничего. Но долго ли это продлиться? Буду ли я спокойно жить? Буду ли?
Я встала и посмотрела на время, было 11:45. Ого, я проспала. Схватив то, что первое попалось под руку, я быстро оделась. Это оказалось светло-розовое платье, я таких в жизни не то, что не носила, просто не видела. Дойдя до лестницы, я встретила парня. У него были почти черные волосы и ярко-голубые глаза, значительно выше меня, загорелый, он был одет в черную футболку и светлые джинсы. Выдавив из себя подобие улыбки, он подошел ко мне и насмешливо произнес: 
-Ну, привет. Как тебя так звать?
-Алиса, - прошептала я и опустила глаза.
- Что? Ладно, не важно, ты живешь в моем доме, здесь мои правила, - грубо отрезал он. - Отец уехал на год, так что будешь домработницей. Теперь слушай внимательно правила, повторять не буду, так что постарайся запомнить с первого раза. Вести себя скромно, никаких гулянок. Готовишь, убираешься. Ко мне без надобности не лезешь. 
Он больно дернул мой подбородок, шея хрустнула, было бы больно, если бы я не привыкла. К реальности меня вернул его холодный, злой голос: 
-Ты меня слушаешь? 
Не дожидаясь ответа, он кивнул головой, отпуская меня. Кажется, он приказал мне начать готовить?.. Но я не умею.
Не став ему перечить, я дождалась, пока он ушел, и пошла в комнату за ноутбуком; найдя легкие рецепты, и изучив содержимое холодильника, я решила приготовить яичницу. Сделав все по рецепту, я чуть не спалила кухню. Сначала задымилась гревшаяся на огне сковородка, кухню заволокло сизым дымом, вонь стояла неимоверная, а я ведь взяла чистую. Что на ней могло так гореть и дымить? Пришлось распахнуть окно, у меня на глазах дым вытягивало в сад, но противный, въедливый запах все равно остался. Я осторожно налила на сковороду масло, быстро вымыла яйца, разбила одно и вылила на сковородку, и едва успела отскочить, стоило яйцу коснуться налитого масла, как оно тут же зашипело, вспыхнуло и загорелось прямо в сковороде, я тоскливо посмотрела на остальные яйца, бедные повара, если столько приходится мучиться с простыми рецептами, о сложных и думать не хочу. Уже потом, стараясь держаться от плиты подальше, готовая отскочить в любой момент, я догадалась, что масло загорелось не от яиц, а от воды, у меня просто были мокрые руки. Яичница вышла какой-то пузырчатой, с твердыми коричневыми краями. Но, вроде, получилось съедобно... Положив на тарелку, я достала яблоко, помыла его, но не успела надкусить, когда пришел он, подозрительно принюхался, покосился на забрызганную маслом плиту, посмотрел на еду и все же попробовал. 
- Это омерзительно,ты, что, в первый раз готовишь? - Презрительно спросил он. 
Я кивнула головой, он подошел и просто выкинул яичницу в мусорное ведро. 
-Показываю все по одному разу, хорошо? Я не хочу отравиться или опять сидеть на одних полуфабрикатах. 
Он приготовил все так быстро, что я еле успевала следить и подавать то, что он просил. Приготовил он оладьи и усадил меня за стол, чтобы я попробовала. Съев кусочек, я была в небольшом шоке. Это было так вкусно. 
- Спасибо, очень вкусно, - сказала я, торопливо прожевав кусок. - А как вас зовут? 
Сначала он промолчал, но потом все-таки ответил: 
- Максим, обращайся ко мне на "ты" и хватит шептать, говори по-громче. Мне восемнадцать, учусь на третьем курсе университета. Отец приютил тебя, но хотелось бы знать, с какой такой радости и откуда ты свалилась на мою шею?
POV Максим 
Я смотрел на Алису и видел множество шрамов, синяков, совсем бледную, почти прозрачную кожу, длинные волосы, будто молочный шоколад, а глаза - словно у мертвой, светло-голубые, почти белые. Она как фарфоровая кукла, хрупкая, изящная, тонкая, кажется, что светится. Все равно, ненавижу девушек, все, что с ней произошло, видимо, она заслужила. Она говорит очень тихо, все время шепчет, словно боится звука собственного голоса. 
- Я - Алиса, мне шестнадцать. Я больше ничего о себе не знаю. Я из приюта "Ангел". Максим, а можно мне выходить на улицу, и для чего это? 
Она помахала кисточкой, еще раз посмотрела на нее и провела ею по своей щеке. Не удержавшись, я засмеялся: 
- Это кисть, совсем ничему тебя не учили в твоем приюте.
На мгновение Алиса застыла, ее глаза словно остекленели, она, как в полусне, покачала головой. 
- Кистью рисуют, у меня есть знакомый художник, если хочешь, познакомлю. Научишься. 
В ее глазах загорелся огонек, и она согласно закивала. К ней в доверие легко будет войти. Ох, как будет весело!
POV Алиса
Максим позвал меня в свою комнату. А он добрый, просто хочет казаться злым.
Я поднялась наверх и, робко постучавшись в черную дверь, услышала глухое:"Входи". Максим сидел на стуле перед столом и что-то искал, я подошла он усадил меня спиной к себе и стал расчесывать мои волосы, так бережно и аккуратно. Я закрыла глаза, у него удивительные руки, сильные, и в то же время ласковые. Мне было приятно. И расческа была совсем другой, не такая, как у нас в приюте - одна на всех, старая, с растрескавшейся ручкой и редкими, чудом уцелевшими зубьями, шатавшимися, и грозившими отвалиться. Он замер, осторожно разобрал мои волосы на затылке и тихо спросил:
- Откуда у тебя эта шишка, где ударилась?
- Не знаю, - солгала я, сейчас мне не хотелось ничего ему рассказывать.
***
Я ждала воскресного утра, Максим не поедет в институт. Мне было хорошо с ним, я чувствовала себя нужной, но надолго ли это? Каждую ночь мне хотелось умереть, я снова начала чувствовать боль, все мои порезы и ссадины воспалились, тело нещадно ломило. 
Я услышала, как на первом этаже хлопнула дверь, и побежала вниз, но вместо Макса увидела, как в гостиной по-хозяйски устроились четверо парней. Из кухни вышел Максим, проходя мимо меня, он мило улыбнулся и уселся в кресло. Я робко поздоровалась, мне не нравилось, как гости Максима рассматривают меня, мне стало страшно, я уже видела такие взгляды, там, в приюте, точно так же на меня смотрели врачи, испытующе, жадно. Когда я попыталась уйти, меня грубо схватили за руку: 
- Ох, малышка, и куда же ты собралась? Мы пришли поиграть с игрушкой Босса.
Я посмотрела на Максима, он сидел в кресле и ухмылялся. 
- Ну, а ты, что думала, бесплатно здесь жить будешь? Ха, размечталась! Расплатишься натурой. - Гадко усмехнулся Максим.
Я ведь знала, что так хорошо быть не может. Вывернувшись из рук державшего меня парня, я подошла к этому противному человеку, он уже открыто смеялся. 
-Ну, ну, я с тобой позже поигр..... 
Не дав ему закончить, я влепила пощечину, и впервые за все годы я смогла произнести громко: 
- Тварь! Ты - эгоист и бабник. Ты никогда ничего не понимал, даже когда от тебя ушла мать. Да ты и трети не знаешь! 
Откуда я знала про его мать? Да, старик мне рассказал.
Оставив всех, я влетела в свою комнату. Хочу умереть. Я должна была умереть еще тогда! Стоило ради этого сбегать? Я ведь только оттянула неизбежное. Мне вкололи медленную смерть и таблетки должны были позволить доставить меня заграницу живой, а потом... Какая же я дура! Надеялась, что все изменится?
POV Максим 
С того неудачного розыгрыша прошла неделя, во сне я опять видел того человека. Теперь он забрал сестру моего друга. Как же мне надоело видеть скорую смерть, пусть даже незнакомых людей. Отец говорит, что это наследство моей матери. Тупое проклятие! 
Что это мелкая имела в виду, говоря, что я ничего не знаю. Как будто она знает! 
Я вспомнил, что оставил внизу телефон и спустился в зал. Алиса смотрела в окно и ее лицо было хорошо видно. Она стала еще бледнее, и все больше напоминала фарфоровую куклу. Только фарфоровым куклам положено иметь глупые синие глаза, а у нее глаза совсем побелели. Как бы не окочурилась. Ну, ладно. Не заметив меня, она ушла в ванную. Я тихо пошел за ней, подошел к закрытой двери и прислушался, вода не текла. Было очень тихо, но вскоре я услышал шепот: 
- Господи, за что мне это? Забери .... 
Дальше я не стал слушать, хочет молиться, пусть, я вернулся, забрал свой телефон и посмотрел на экран - было уже девять вечера. Зайдя в свою комнату, я лег на кровать и провалился в полудрему. Я чувствовал, что меня кто-то укрыл, но мне уже снился сон. 
Было темно, я стоял или летел. Я видел Алису. Стоп, Алиса? Рядом с ней был человек во всем черном, он схватил ее за хрупкую шею. Алиса, не смей!
Я проснулся, задыхаясь, тяжело переводя дух, все еще не понимая, где сон, а где реальность. Нет, это не должно случиться! Я вскочил и выбежал из комнаты, я должен успеть. 
Наши комнаты находились в разных концах особняка, я мог дойти до ее комнаты минут за десять, сейчас я бежал, а расстояние будто бы не сокращалось. 
Добежав до её комнаты, я ворвался, она лежала на полу и хрипела, схватившись за горло. Подбежав к ней, я не знал, как помочь ей, я тряс ее, растирал руки, чувствуя, какая она холодная. Проклятье, дайте мне спасти хоть одну жизнь! Я вспомнил про таблетки, отец что-то говорил про них, черт, я же не слушал. 
Выхватив ящик стола, я вывалил все на пол, трясущимися руками достал одну таблетку и попытался открыть ей рот, сунул таблетку, но она не глотала. Глупая, глотай! Ты должна мне про мать рассказать! 
Не помню, как мне удалось заставить Алису проглотить эту чертову таблетку, я прислушивался к ее дыханию, ждал, что таблетка подействует и ей станет лучше. Она затихла, перестала задыхаться, но ничего не изменилось, я вслушивался, порой мне казалось, что я держу на коленях холодный труп. Кое-как дотянувшись, я стащил с постели одеяло и укутал им Алису. Всю ночь просидел рядом с ней на полу, перенести на кровать ее я боялся. И только под утро ее дыхание восстановилось. Я осторожно уложил ее на кровать, потянулся, разминая затекшие от долгого сидения мышцы, и увидел разбросанные по полу таблетки. Черт! Их было слишком много. Получается, она не пила их? Впервые я задумался о ком-то другом. Это так странно.
Посмотрев на нее, я погладил Алису по волосам, мне хотелось, чтобы она скорее очнулась.



Moon_Drov

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться