А я влюбилась в лепрекона

Размер шрифта: - +

Глава 14. Возвращение домой.

Сегодняшнее утро для Киры Тумановой началось так же как и обычно. Душ, кофе, строгий офисный костюм, черные туфли на шпильке и убранные в высокую прическу волосы.

Так Кира выглядела старше и еще неприступнее. Как раз то, что ей нужно, что бы отбить желание у любого, кто захочет с ней поговорить. Ну и, конечно, повзаимствованный у отца, холодный сканирующий взгляд.

Когда шесть месяцев назад, ее мир был разрушен, в ней, что-то сломалось. Кира будто постарела на несколько десятков лет, оставаясь внешне все такой же молодой и красивой девушкой, внутри она чувствовала себя дряхлой и уставшей старухой. Со временем вошло в привычку разыгрывать хорошее настроение на публике и избегать не нужных вопросов, а вот, когда никто не видел, Кира погружалась в темное пространство, где грусть и апатия ,обволакивая собой, крепко держали ее раненую душу. Тогда, из остекленевших глаз текли слезы, падая на сцепленные в молитве руки, а на обычно безэмоциональном лице проступало отчаянное желание все изменить. Не было рядом того самого дорогого человека, способного успокоить укачивая и крепко сжимая в своих объятиях, дарящего мир и надежду, покой и радость.

Тот страшный день в Ирландии все перечеркнул. Теперь уже ничего не будет как прежде.
Когда они подъехали к госпиталю и прошли в приемное отделение, на встречу им выбежала, рыдающая Карина.
Не сказав ни слова, она все выразила взглядом, во всем обвинила Киру.
Как со стороны Кира наблюдала за происходящим. Вот в коридоре собралась вся семья Зарецких. Артем сейчас в операционной из-за нее.
Эвелина не переставала плакать, Сергей Юрьевич с бледным лицом прижимал к себе Ари, Дмитрий сидел на полу под дверью.

Исабелль увезли оперировать в соседний блок.
Даниель постоянно ходил из угла в угол, изредка ударяя кулаком в стену, а отец присел в кресло и низко склонив голову молчал.

Михаил со Стасом остались внизу и разговаривали с полицейскими, Влад уехал бронировать номера и заказывать билеты на самолет. На Киру никто не смотрел, все были погружены в себя и переживания, которые тоже случились из-за нее.

Кира еще раз обвела взглядом коридор, Кости не было. Надо найти его, он друг, он поможет успокоиться.
Спускаясь по лестнице, Кира услышала, как Карина кричит на Костю. Срываясь на рыдания, она колотила его по груди. Костя ее обнял крепко сжимая в руках и перехватил затравленный взгляд Киры.

Не смотря больше по сторонам и не останавливаясь, Кира выбежала на улицу. Холодные капли дождя перемешались со слезами. Сжимая и разжимая кулачки, девушка смотрела в ночное небо, только там не было не одного ответа, как все исправить. От холода и переживаний девушка уже ничего не чувствовала, только, когда на ее плечи накинули теплую куртку и развернули в сторону машины, она стала приходить в себя. Костя увез ее в отель.

Приняв горячую ванну и выпив под строгим взглядом друга чай, Кира легла в кровать и провалилась в тревожный сон.
На другой день Костя привез Киру в больницу. Глядя на костюм отца и рубашку Даниеля, было ясно, что оба ночевали здесь.
Врачи оставили Исабелль в реанимации до вечера, говорили, что все хорошо, но в себя она еще не приходила. Велели всем ехать домой и отдыхать. Зашел Михаил, рассказал, что Зарецкого младшего, несколько часов назад самолетом отправили в Германию. В его случае, все было сложно. После его слов, груз вины полностью поглотил Киру.

Она ведь даже не смогла попросить у него прощения. И себя простить тоже не могла.
А на другой день они улетели домой...

                                                                 ***

-Кирилл? Кирилл?

-Да, мам.

Кирилл вышел из кабинета и поднял на лоб очки. Зрение у него было отличным, но работать за компьютером он предпочитал в очках. К этому его приучила Лиса. В последнее время Кирилл все чаще о ней вспоминал. Порывался идти искать ее, но останавливался, считая, что для него уже слишком поздно.

После выписки, Исабелль несколько раз прилетала погостить. Пару раз была вместе с Даниелем. Николас Вейс покончил с собой через день после трагедии, он повесился в тюремной камере. Даниель похоронил отца и теперь принимал все его дела.Старший сын Исабелль и Кира подружились, чему все были только рады. Михаил летал в Ирландию и навещал Зарецких. Со своей стороны Тумановы предложили помощь в строительстве замка для Аси. Теперь Миша все чаще бывал в Дублине. Он звал с собой Киру, но девочка ни разу не согласилась.

Сегодня Кирилл и Кира встречаются в кафе с Исабелль.
Когда Исабелль все рассказала Кириллу, попросила прощения за то, что все от него скрыла и ушла, а то письмо, которое она оставила пятнадцать лет назад, в нем не было ни капли правды.

Сейчас Кирилл видел, как смотрит на него бывшая любимая, видел, как хочет признаться, что до сих пор любит, но не решается. Сам же он больше не представлял их вместе.

Больше всего он переживал за дочь. Кира сильно изменилась.
Первым делом, когда вернулась домой, перевелась на заочное отделение и пришла работать в их фирму. Начала с простого курьера и сортировки писем, через месяц перешла в отдел кадров, еще через несколько недель ушла в отдел по работе с клиентами. Брала везде по-немногу и училась на месте.
Сегодня, после встречи с Исабелль, они должны вместе присутствовать на встрече.

-Смотри, сын. –Виктория Валерьевна взяла в руки картонную коробку перевязанную серебристым бантом. – Нашей девочке присылают такие подарки уже несколько месяцев. Она даже не смотрит, что внутри, сразу закидывает на полку в прихожей.

Кирилл подошел ближе.

-А что там?

Бабушка Вика закатила глаза за стеклами стильных очков в золотой оправе, помахала ладошкой перед своим лицом и благоговейно прошептала:

-Там туфли.

Кирилл вскинул брови вверх.

-И, кто дарит моей дочери столько туфлей?- Он протянул руку и развязал бант. –Мам?

-М-м?

-А ты откуда знаешь, что там туфли?

Виктория Валерьевна лукаво посмотрела на сына и выдала прописную истину:

-Я- бабушка.

Кирилл засмеялся и поднял крышку.

Охая и ахая, его мама не переставала восхищаться очередным совершенством.

-Какая красота! Если бы в мое время были такие, мне бы завидовали все женщины.

Кирилл прыснул и повертев руках туфлю, положил ее обратно в коробку.
Там действительно лежали самые красивые туфли на свете. Черные на высокой тонкой шпильке, с открытым мыском и тоненьким ремешком, маленький бантик с драгоценным камешком в середине и такие же камни- капельки шли по всему ремешку.

-Такая красота на черном бархате.- Виктория провела пальцем по камням. –А камни выглядят, как настоящие.

Кирилл присмотрелся.

-Действительно, похоже. Я поговорю с ней.

-О чем, пап?

Кира подошла и тоже заглянула в коробку.

-О! Очередной шедевр.



Аида Остин (Снежинка)

Отредактировано: 19.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: