А звезды падают вверх

Font size: - +

Глава № 3

Воскресенье провела лениво, созванивалась с родителями, созванивалась с Ирой, смотрела телевизор и что-то в Интернете. Не скажу, что к понедельнику мои чувства к Павлу испарились, но мне удалось себя убедить, что все к лучшему.

Нет, я это и раньше понимала, конечно, но принять было тяжело. Тем более что это уже вторые отношения, которые у меня не сложились.

Первого моего парня звали Юрой. Мы были одногруппниками, в какой-то момент, для меня практически незаметный, приятельские отношения перешли в нечто большее, мы начали с ним встречаться. Многие считали Юру красивым, и он прекрасно это осознавал, как и то, что полностью не в моем вкусе. Мне никогда не нравились блондины среднего роста, но как-то так получилось, что я влюбилась.

Всерьез влюбилась. И всерьез полагала, что это у других первая любовь заканчивается с треском, а у меня…

Но у меня вышло, как и у многих, может, за исключением некоторых нюансов. В какой-то момент мы с Юрой поняли, что не подходим друг другу. Я устала от его слов, что никто не будет любить меня так, как он, и что мне повезло. Устала от того, как он менялся в те моменты, когда видел внимание других девушек. В нем появлялось что-то чужое, что-то напыщенное, что-то, что я не смогла полюбить. Он устал от того, что я не таяла от его красоты, как другие. И много еще от чего тоже устал.

А усталость – не лучшая подпитка для отношений.

Удивительно, я слышала, что некоторые мужчины просто пропадают, когда решают, что отношениям пришел конец. Мои же бывшие упорно старались выговориться. И Юра, и Павел могли бы просто не позвонить – я никогда не перезваниваю мужчинам первой, могли бы просто сказать: «Давай на этом закончим, а?», и я бы поняла, что все. Правда, поняла бы. Но они заманивали меня на встречу и поражали своим красноречием, говоря и говоря, говоря и говоря, говоря и говоря.

Что такое знак бесконечности для меня? Это момент расставания с бывшими.

Но, слава Богу, математик из меня никакой, и эта бесконечность рано или поздно заканчивалась.

По случаю с Юрой я понимала, что примерно через неделю перестану всюду носить с собой телефон, а еще через неделю дышать станет легче. Все-таки, неприятная это штука, когда парень, который говорил о любви, не просто заявляет, что ты никакая, а пытается тебе это внушить.

Каюсь, воспоминания привели к тому, что я встала и не поленилась сходить в магазин за вином. А особенно я раскаялась, когда утром пришлось встать и, несмотря на головную боль, идти на работу.

Проходя мимо магазинчика, не удержалась от тяжкого вздоха. Вот никогда раньше мне не было от вина плохо. Не то, чтобы я алкоголик, это у меня сейчас трудный период и хотелось немного расслабиться, но я ничего не имела против бокала вина, и никогда голова не болела, а теперь…

- Они что-то там добавляют в вино, - пожаловалась я Ире, когда назло утренним пробкам добралась вовремя в офис, и она, увидев мое кислое лицо, сделала для меня кофе.

- Просто пора заканчивать с выпивкой, - не прониклась моими детективными выводами подруга.

- Я могу, - согласилась я, - но по правилам замещения неприятного на приятное, о которых ты мне в субботу рассказывала, мне к кофе нужен хотя бы кусочек шоколадки!

- Нету, - рассмеялась Ира, - но чтобы у тебя разгладилось таки лицо до появления шефа, я так и быть, схожу в магазинчик.

- Неожиданно, - заметила я.

- Сама в шоке, - согласилась она, - но у тебя такой случай…

- Ира, не переживай, - успокоила я подругу, - в ближайшее время я не планирую ни с кем встречаться, так что меня никто не бросит, и тебе не придется ходить ради меня в такую даль.

- Это обнадеживает, - подхватив свою сумочку, подруга вышла из кабинета, который мы делили с ней на двоих, и уже, судя по голосу, на выходе из офиса, крикнула. – Натали, не пугайся, там может зайти мой брат, занести ключи! А то вдруг мы с ним разминемся…

И прежде чем я успела спросить, откуда у нее брат, если за два года, что мы знакомы, она ни разу о нем не упоминала, дверь хлопнула. Ну ладно. Я начала перебирать документы, размышляя, за какую горку бумаг взяться первой, такое ощущение, что за выходные они самопроизвольно размножились. Если серьезно, работать сегодня упорно не хотелось, и вся надежда была только на шоколадку: все-таки это глюкоза, это как витамин радости, и когда через пару минут дверь открылась, я почти ощутила прилив рабочего энтузиазма. Сейчас как начну работать… после кофе и шоколадки… как начну… да я… Да у шефа челюсть отпадет, когда он заметит, с каким объемом работы я справилась!

И тут я посмотрела на дверь кабинета, и челюсть отпала у меня.

В дверях стоял мужчина. Незнакомый мужчина. И я просто не могла оторвать от него взгляда.

И не потому, что понравился, а потому, что меня дико испугал его облик. Лысый, смуглый, высокий, тело поджарое, уши в стороны как у Чебурашки торчат, взгляд цепкий, изучающий, от которого хотелось спрятаться. Если бы я не сообразила, что это Иркин брат и что его не надо пугаться, я бы и спряталась, честное слово.

- Добрый день, - справившись с эмоциями, выдала я.

- Добрый, - согласился мужчина после некоторых раздумий.



Наталья Ручей

Edited: 28.04.2017

Add to Library


Complain