Школа истинного страха.

Размер шрифта: - +

Глава 7

Войдя в кабинет оборонительной магии и оглядев присутствующих, я не обнаружила Орхиса с Дастелом. Не появились они и когда вместе со звонком, оповещающим о начале занятия, в аудиторию вошел магистр Смаг. Волноваться об их отсутствии не стоило, поскольку эти двое были на особом счету у преподавателей, и им любое опоздание или неявка на урок сходили с рук. Но причина, по которой они задержались, мне была очень интересна.

Урок начался с моего вызова к доске. Отдав преподавателю подготовленный реферат по теме «Ритуалы порабощения чужой сущностью. Полное овладение телом», я приступила к докладу. Магистр Смаг, не перебивая, выслушал меня. Задав всего несколько наводящих вопросов, он поставил высший балл и разрешил вернуться за парту.

Опросив еще пару учеников, он перешел к новой теме урока: «Заклинание подчинения». Этот вид заклятия доступен лишь магам десятого уровня. Я же со своим запасом магии едва дотягиваю до третьего. Но и это не главное. «Заклинание подчинения» и «Ритуал порабощения сущности» относятся к запрещающим заклятиям. Использование такой разновидности магии строго карается законом — преступившего иссушают, навсегда лишая магического резерва.

Магистр Смаг для наглядности начертил на доске схему плетения подчиняющего заклинания. Расписал словоформу и объяснил, как поместить ее в сеть. Это делалось для того, чтобы если в процессе обучения на практике нам где-то встретится заклинание подобного рода, мы могли с уверенностью определить его происхождение. Каждое произнесенное заклинание оставляет свой отпечаток. По истечении времени, если след от сотворенной магии сохранился, то, наложив развеивающие чары, по нему можно определить тип заклинания.

— Заклинанию подчинения сопутствует неестественный холод в месте колдовства, синюшный оттенок кожи, несфокусированный взгляд проклятого, в области сердца расплывается черное пятно, которое исчезает после смерти проклятого, — уверенный голос преподавателя разносился по аудитории. — Если в течение пяти часов после наложения заклинания не отменить его, проклятый умрет. Чтобы направить заклинание вспять, нужно вставить в его словоформу отменяющую связку «дуарэ адэк гарм».

Перед каждым учеником появилась карточка с симптомами проклятий. Повертев в руках, я отложила ее в сторону. Задав на дом самостоятельно определить по перечисленным в карточках признакам тип наложенного заклинания, магистр Смаг на этом закончил урок.

Прозвенел звонок.

Покидав в сумку школьные принадлежности, я отправилась на следующее занятие, которое должно было проходить в кабинете любовной магии. Имя преподавателя по этому предмету как нельзя лучше соответствовало занимаемой ею должности — Агапия[2].

Немного поплутав по коридорам школы, я отыскала нужный класс. Здесь повсюду стояли стеллажи с книгами, колбочки с жидкостями разных цветов и оттенков. За учительским столом расположилась куратор Блер. Сбитые с толку ее присутствием адепты, поприветствовав ее, спешили занять свои места. Вежливо кивнув ей, я собралась пройти за парту.

— Тиера, подойдите ко мне! — тон куратора Блер не допускал возражений.

Подойдя к столу преподавателя, я остановилась напротив нее.

— Берите свои вещи и ступайте к профессору Баеру!

— Зачем? Я же ничего не сделала. Что такого могло понадобиться от меня профессору Баеру? — совсем без уважения к высокопоставленной персоне заместителя директора я выразила свое недовольство.

— Вы забываетесь, Тиера! — не без оснований попеняла мне мисс Блер.

— Извините. Вы, безусловно, правы.

Кивком она дала мне понять, что извинения приняты.

— Теперь немедленно ступайте в кабинет к профессору. Вас там ждут.

Отдав приказ, она покинула аудиторию.

 

Без особой радости я зашла в приемную заместителя директора. За массивным столом, занимающим большую часть помещения, просматривая какие-то документы, сидела секретарь миссис Бентон.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась я, привлекая к себе ее внимание.

Миссис Бентон подняла на меня глаза, кажущиеся чересчур большими из-за линз в оправе, и дежурно улыбнулась:

— Чем могу помочь?

— Меня вроде как профессор вызвал.

— Тиера, снова вы? — Она укоризненно поцокала языком.

Потянувшись к средству связи, стоявшему на столе, миссис Бентон нажала на кнопку и, удерживая ее, вызвала изображение заместителя директора, зависшее легкой дымкой над аппаратом.

— Профессор Баер, вас тут ожидает адептка Тиера, — доложила она.

— Скорее проводите ее ко мне, — ответила зависшая фигурка голосом заместителя директора и, мигнув, исчезла.

Получив указание, миссис Бентон вышла из-за стола и, открыв передо мной дверь, пригласила войти.

Как и в приемной секретаря, в кабинете профессора Баера большую часть помещения занимал массивный стол, с той лишь разницей, что он был сделан из красного дерева. Возле стола друг напротив друга стояли одно на вид удобное кресло и два стула с высокими спинками. В центральном кресле сидел сам профессор. А на двух стульях удобно расположились Дастел и Орхис. Что больше всего меня удивило — они до сих пор были одеты в спортивные костюмы.

Едва завидев меня на пороге, профессор сразу обратился ко мне:

— Вы что, к нам из соседнего королевства добирались, Тиера?!

Не успела я ничего понять, как он продолжил:

— Давайте быстрее проходите, на формальности нет времени.

Я в недоумении пересекла кабинет, остановившись между парнями. Дастел с Орхисом поднялись со своих мест и встали по бокам от меня.

— Брандту с Эйном я все объяснил, и они в курсе, зачем я вас здесь собрал. Поэтому перейдем сразу к сути, Тиера, — начал вещать профессор. — Ваша задача — отправиться в приграничные леса и помочь дневному патрулю продержаться против горстки восставших до прихода подкрепления. Как видите, для вашей команды ничего сложного.



Елена Лисавчук

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: