Школа истинного страха.

Размер шрифта: - +

Глава 14

  

Стоило мне присоединиться ко всем, как куратор Блер велела построиться. Когда, вытянувшись по струнке, адепты построились в ровные шеренги, она сообщила:

— Согласно указу директора школы, с сегодняшнего дня вводится единая школьная форма.

Адепты в полном молчании приняли неприятную для многих новость, и никто не посмел роптать. Да и зачем? Слушать несогласных все равно никто не стал бы, ведь в стенах школы Абдрагон на протяжении веков царила диктатура. И потому неудивительно, что в школе господствует авторитарный режим во всей его красе. Власть полностью принадлежит одному темному лорду — магистру Авурону. Его приказы не обсуждаются, а беспрекословно выполняются!

— На всех адептов без исключения будет наложено защитное заклинание, — продолжала просвещать учеников мисс Блер.

Вслед за этим куратор вызвала стража школы. Явившийся на ее зов Эган, подняв огромные ручищи, что-то забормотал. Из его рук повалил желтый дым и поплыл над головами учеников. После того как дым рассеялся, вместе с ним растворился в воздухе страж. Куратор Блер, объявив построение оконченным, разрешила всем расходиться.

Вернувшись в комнату, я ополоснулась и, натянув брюки с рубашкой, взялась за домашние задания. Обложившись книгами и тетрадками, полностью окунулась в составление схем по бытовой магии и в решение задач по любовному искусству. Если с задачами управилась быстро, то задание по оборонительной магии осилить мне никак не удавалось.

От меня требовалось выбрать заклинание, с помощью которого была убита предполагаемая жертва. Налицо имелись все признаки, чтобы предположить использование проклятия солнечного обезвоживания: желтоватый оттенок кожных покровов, такого же цвета распухший язык, расширенные зрачки. Но меня настораживало, что волосы стали седыми. При этом предполагаемая жертва была подростком.

Я второй час билась над вопросом, какое проклятие оставляет после себя такой след.

Увеличив несколько раз пальцами голограмму убитого, я смогла рассмотреть на его шее мелкие красные пятна — крапивницу. Седые волосы, распухший язык, крапивница могли быть следом проклятия преждевременной старости. Но желтоватый оттенок кожи, желтый язык, расширенные зрачки являлись следом проклятия солнечного обезвоживания.

Озарение пришло неожиданно. На жертву наложили сразу два проклятия. Раньше я никогда не слышала про магов, умеющих накладывать более одного заклинания за раз. Для этого, скорее всего, нужен какой-то дополнительный запас магической энергии, чтобы контролировать сразу два потока. Тем не менее голограмма, лежащая передо мной, подтверждала догадку. Кому известно об этом феномене больше остальных, так это магистру Смагу. И дабы удовлетворить свою неуемную тягу к знаниям, именно к нему в лабораторию я решила наведаться с утречка перед уроками.

Сделав соответствующую запись в тетрадке, я собрала со стола школьные принадлежности и положила их на полку.

Засидевшись за уроками, я не заметила, как наступила ночь. Ощутив слабость во всем теле, я решила сходить в лес и перехватить парочку молний. Я всегда предпочитаю наведываться туда в ночное время суток. Никто тебя не отвлекает своей беготней по лесу и не задает глупых вопросов, пока ты подпитываешься. Да и с нежитью, без опаски быть подслушанной, можно свободно пообщаться — умертвия бывают достаточно милыми, когда не горят желанием тебя сожрать.

Нацепив теплую кофту с длинными рукавами, я зашла к Аэлите. Сестра с радостью приняла предложение прогуляться в Темный лес. Накинув жакет на плечи, она вместе со мной спустилась вниз. Дежурный на посту отсутствовал, и мы улизнули из общежития незамеченными.

 

Короткая дорога в лес лежала через пещеру, где протекала подземная река. Обогнув здание школы с западной стороны, мы прошли через парк до каменного выступа. Раздвинув длинные стебли плюща, обвившего каменную глыбу, мы вошли в пещеру.

Влажный воздух пах сыростью. Повсюду росли гендезисы — кустовые цветы, раскрывающиеся с наступлением сумерек. Из распустившихся бутонов, озаряя все вокруг, лился мягкий свет. Звук наших шагов гулко отскакивал от каменных стен, разносясь эхом по пещере.

— Лиа, как ты относишься к тому, что на моем дне рождения будут присутствовать Орхис с Дастелом? — спросила Аэлита, и, сама того не замечая, тряхнула головой, выдавая обуревавшие ее сомнения.

— Я только рада буду видеть их на вечеринке, — искренне заверила я. — А почему я должна быть против?

Аэлита промолчала.

— Постой! У тебя что-то стряслось?

Я остановилась и пристально посмотрела на нее. Продолжая хранить молчание, Аэлита тоже остановилась.

— Мы никуда не пойдем, пока ты мне все не расскажешь, — пригрозила я сестре.

— Понимаешь, Лиа, я совсем не таким представляла свой день рождения, — тяжело вздохнув, жалобно произнесла она.

Я немного подождала, но продолжения не последовало.

— А что идет не по плану? — теряя терпение, взвизгнула я.

— О-о-о-о… Все! — ограничилась она односложным ответом.

— И… — подтолкнула я.

— Я думала, что сама выберу место для праздника, — глядя на сложенные перед собой руки, начала Аэлита. — Думала, сама выберу, кого пригласить на вечеринку. Но, что самое обидное, вечеринки не будет! Будет дан бал в честь младшей дочери темного лорда Лалабека. Я Дастела с Орхисом смогла пригласить лишь потому, что они из высшего общества и папа не воспротивился их кандидатурам, — подняла она на меня грустные глаза.

Я догадывалась, что отец для празднования дня рождения Аэлиты, скорее всего, выберет дорогой район Риаса — Холемм, и все из-за того, что там живут только влиятельные и богатые лорды. Не говоря уже о том, что в этом районе расположены владения Лалабеков. Чего я никак не ожидала, так это того, что папенька полностью возьмет на себя организацию праздника, вплоть до выбора гостей.



Елена Лисавчук

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: