Абонентский ящик

Абонентский ящик

Он всегда приходил примерно в одно и то же время. Никогда не распахивал дверь, не врывался с шумом, отряхивая зонт от дождевых капель или разговаривая по телефону, как многие посетители. Всегда осторожно перешагивал через порог, и тут же шмыгал в сторону. Потом оглядывал помещение, пока не находил что-то одному ему известное, и тогда уже занимал очередь.

Надя никогда специально не следила за молодым человеком. На вид он был самым обыкновенным студентом. Модные узкие брюки, рубашка в клетку, выглядывающая из-под края короткой куртки. И буквально километровый шарф, которым парень обматывал шею, словно больной ангиной.

Первый раз он появился в отделении почты полтора месяца назад. Середина сентября, потрясающая погода, а Надя умудрилась заболеть. Парень подошел к ней, вытирающей нос очередным бумажным платочком, и попросил какую-то газету. Девушка уже и не помнила, какую именно. За полтора месяца молодой человек, кажется, скупил все возможные газеты, имевшиеся на почте.

«Почему бы тебе не пойти на улицу и не купить ее в киоске?» - подумала тогда с некоторым раздражением Надя.

Очередь посетителей росла быстрее, чем девушка успевала их обслуживать. У нее раскалывалась голова, и казалось, вместо мозга в ней болтается вязкий кисель. Но девушка вымученно улыбнулась и протянула газету:

- Читайте с удовольствием!

- С-с-спасибо. – Тогда же впервые Надя заметила, что парень заикается.

Парень был довольно симпатичным. Светло-русые волосы торчали в художественном беспорядке, что придавало ему чудной вид. Но вот огромные голубые глаза, опушенные длинными и густыми ресницами, чудаку принадлежать никак не могли. Парень не выглядел не рассеянным, ни погруженным в себя. Взгляд его всегда выражал крайнюю сосредоточенность на происходящем и кое-что.

«Внутренняя улыбка, - поняла Надя, когда посетитель пришел в четвертый раз за две недели. – Он улыбается глазами, будто увидел что-то приятное».

Большинство приходит на почту, чтобы отправить письмо или получить посылку. Увлеченные филателисты обязательно забегают за новым выпуском марок. Кто-то совершает денежные переводы или платит за жилищно-коммунальные услуги.

Но молодой человек каждое свое посещение начинал с вопроса:

- Ска-скажите, а для ме-меня нет ничего?

- В смысле? – немного опешила девушка, когда парень его задал. – Вам должно прийти письмо или посылка?

- Не знаю, - пожал плечами тот, и как-то совсем беспомощно повторил: - Сов-совсем ничего не… не пришло?

- Надо посмотреть. У вас есть извещение?

- Нет, - набрав воздуха в легкие побольше, выдохнул молодой человек.

Ему определенно все труднее удавалось говорить, чтобы не спотыкаться на каждом слоге.

- Хм… и все-таки, вам кто-то должен был написать или как? Я ничем не смогу вам помочь, если не узнаю, что конкретно вам нужно, - попыталась разобраться в ситуации Надя.

- Да-да-дайте тогда мне во-вон тот жу-журнал! – протянул палец парень в направлении полочки со свежими номерами «Нашей кухни», «1000 рецептов».

- «Разносолы»? – не смогла скрыть удивления Надя.

- Да. Моей маме, - не моргнув глазом, подтвердил он.

В общем-то, девушке было все равно, для чего молодому человеку понадобился кулинарный журнал. Может, он на повара учится. Или просто любит готовить. Сама Надя не знала ни одного мужчины, готового свободное время провести среди сковородок и кастрюль. В любом случае, слово клиента - закон. Так что девушка молча пробила ему чек.

Так и повелось. Каждый вторник и пятницу парень приходил на почту, становился в уголке и начинал осматриваться. Потом подходил к окошку, за которым сидела Надя. А когда очередь доходила до него, интересовался, нет ли для него сегодня «чего-нибудь». Почтальон привычно отвечала: «Нет», - и тогда молодой человек просил продать ему конверты, марки, очередную газету или поздравительную открытку.

- Может, он какой-нибудь чокнутый? – однажды спросила Зина, коллега девушки.

- Нет, - ответила Надя.

На своем коротком веку она успела насмотреться на настоящих психов. Ее мать была психиатром, и иногда девушке приходилось ездить к ней на работу в клинику, где лечили депрессии и другие отклонения. У парня же не было никаких признаков безумия, а единственной его странностью было заикание.

- Добрый в-в-ве-вечер, - раздался над ухом Нади знакомый голос. Глаза светились каким-то блеском, как показалось девушке, не совсем здоровым.

- Добрый, - немного испуганно пролепетала почтальон.

«Может, Зина права?» - мелькнула паническая мысль.

- Для меня ничего нет?

- Нет, Константин.

Несколько дней назад Надя узнала имя странного «студента». Обычно клиенты быстро забывают имена тех, кто их обслуживает. А вот безымянные клиенты – это редкость. Но парень улыбнулся в ответ и смиренно произнес:

- Как в-в-всегда. На-надежда, так?

- Да. Что-то еще? Журнал, газета? К нам недавно поступила новая коллекция марок…

- Не надо, - прервал девушку Костя. Потом вздохнул как-то обреченно и отодвинулся от стойки. – До свидания.

- Подождите!

Надя и сама не поняла, что заставило ее остановить парня. Наверное, его опущенные плечи или тяжкий вздох.

- А?

- Слушайте, чем вы будете мучиться, каждый раз отстаивать очередь, терять время, не проще ли завести абонентский ящик? Услуга не дорогая. Вы всегда сможете приходить и сами проверять, не пришло ли вам письмо или посылка.

- По-по-почему бы и нет? – согласился парень.

- Александра Евгеньевна! – крикнула Надя почтальону из абонентского отдела. – Оформите ячейку молодому человеку!

- А вы сами не можете? – почему-то с тоской спросил Костя.



Ирвесс

Отредактировано: 03.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться