Аброн и Наве

Размер шрифта: - +

4

Путь к Монс-Секурусу был недалекий, солнце радостно светило из-за редких облаков. Так же радостно было и на душе Аброн. Она торопливо шла по дороге, что привела ее сначала в городок. Девушка заглянула к молочнице, которой принесла настойку для ее мужа, за что получила немного еды – на ужин должно было хватить не только ей, но и рыцарю.

После она продолжила свой путь на Гору, улыбаясь пролескам и птицам, весело галдящим в небе.

- Аброн! – услышала она позади себя. – Аброн, погоди!

За нею бежал Форж-Рон, кузнец из Монс-Секуруса, известный на всю округу своей большой силой и талантом выковать даже кружево из железных прутьев. Он был невысок и коренаст. Черные волосы неровными завитками спадали на смуглое лицо с дерзким черным взглядом истинного гордеца. Немного портил его красивые черты большой нос с горбинкой, но даже и он, если подумать, лишь добавлял ему обаяния. И среди деревенских девок считался Форж-Рон видным мужчиной.

- Куда собралась? – спросил он, настигнув ее. – Травы в Верхний город несешь?

- Дело у меня, - чуть вздрогнув, ответила Аброн.

Форж-Рон пугал ее. Из-за него она нередко старалась обходить город стороной. Он всегда норовил остановить, хоть на минуту, и поговорить с ней. Сегодня Аброн увлеклась мечтами и так неосторожно снова повстречала кузнеца. Не глядя на него и не останавливаясь, она скоро шагала по тропинке.

- День нынче хороший! – жизнерадостно сказал Форж-Рон, не отставая теперь от нее ни на шаг. – И ты красивая такая. Какая весна, такая и ты – расцветаешь.

- День нынче погожий, ты прав, - улыбнулась Аброн и услышала, как зашумели под ногами пролески. – Зима теперь точно закончилась. Только я тут ни при чем.

- Нет, Аброн. Без тебя весна никогда не пришла бы. Так и жил бы я в своей кузнице, не замечая ни солнца, ни радости.

- Вокруг тебя людей всегда много. Выйди к ним из кузницы – увидишь и солнце, и радость.

- Без тебя нет ничего, Аброн. Я бы все отдал, чтобы никогда с тобой не расставаться! – воскликнул Форж-Рон. И от громкого его вскрика с ветки в небо взмыли две ласточки.

- Не надо, Форж-Рон, - сказала Аброн, глядя на улетающих птиц. – Ничего отдавать не надо.

Он на мгновение остановился, словно пораженный ее словами, пытаясь понять их значение, а потом забежал вперед и преградил ей дорогу.

- Да неужели же ты не хотела бы теплый дом и мужа, что заботился бы о тебе, чтобы не приходилось собирать травы и перебиваться этим скудным заработком? – недоуменно спросил он. – Все знают, у Форж-Рона дом – самый лучший в Монс-Секурусе! И сам Хранитель считается с ним!

Аброн посмотрела прямо в черные его глаза и удивленно спросила:

- Ты можешь сделать, чтобы всегда был апрель?

Форж-Рон побледнел – даже сквозь смуглую кожу стала заметна его бледность. Он взял ее за плечи и, сжимая их горячими сильными пальцами кузнеца, сказал:

- Этого никто на земле не может сделать. Но я выкую тебе целый сад цветущих деревьев, если захочешь. И ни у кого на свете не будет такого сада. Потому что никто на свете не любит так, как я люблю мою Аброн!

- Я не твоя, Форж-Рон, - тихо проговорила девушка, пытаясь высвободиться из его крепких рук. – И твоей не буду. Потому что я знаю – мир, в котором всегда апрель, существует. И мне не нужны твои деревья – в них нет жизни.

Он отпустил ее, не в силах удержать бьющуюся, словно птица в его руках, волю и силу той, что в Монс-Секурусе звали колдуньей. Но даже мысль о том, что не желает она его, была невыносима.

- Хорошо же, как скажешь, - глухо сказал Форж-Рон. – Но завтра я спрошу снова. И буду спрашивать, покуда ты не согласишься.

- Как знаешь, - ответила Аброн, - но я буду повторять свой отказ, покуда ты не отступишься.

Она обошла кузнеца и пошла по тропинке, легко взбираясь все выше и выше к неприступному замку, возвышающемуся над долиной на самой вершине Горы. Там она подошла к воротам. В городке говорили, что эти ворота всегда заперты. И лишь изредка, когда Хранитель отправлялся на охоту, они открывались, чтобы выпустить его, и тут же крепко запирались снова.

Аброн улыбнулась, запрокинув голову, долго рассматривала высокие стены и башни, а потом со всей силы постучала.

Ей не открыли. И за стеной царило безмолвие.

Аброн снова постучала в ворота и крикнула:

- Ээээй! Есть там кто-нибудь!

В воротах распахнулось небольшое окошко, и в нем показалось суровое лицо, заросшее бородой и усами. Однако взгляд синих глаз привратника, едва он разглядел ту, что стучала, сделался веселым и задиристым:

- Ну и куда рвешься? Что здесь забыла?

- Мне нужен мессир Копен. У меня к нему дело, - склонив голову набок, ответила Аброн и, подумав, добавила: - Важное.

- Ты откуда Копена знаешь?

- А я его не знаю, - пожала плечами девушка, - но он мне очень нужен.

- Вот чудна́я! – рассмеялся привратник, и суровое лицо его совершенно разгладилось, оказавшись смешливым и, может быть, даже красивым. – И не врешь! Ну, говори, зачем пришла? Я Копен.



Марина Светлая (JK et Светлая)

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться