Абсурдная ситуация

Глава девятая. Страшно приятная месть.

«Нет, то что я дура – это уже доказанный факт!» — ругалась я про себя, — «Поверить пирату! Это же надо было додуматься? Да где же этот чёртов брелок от ошейника?». Одежда, подушки, плед разлетались в разные стороны. Я по второму кругу обыскивала свою каюту теряя терпение. Барахло перемещалось с одной неровной кучи в другую, но пользы мои телодвижения не приносили. Я вспотела как загнанная лошадь, чувствовала, как по спине и бокам текут дорожки пота, но не находила то, что искала.

А тем временем Моник в шаттле, не предназначенном для долгих перелётов в космосе, удалялся всё дальше, уменьшая шансы на спасение, и я вряд ли договорюсь со своей совестью в том, что его смерть не моя вина!

— Да где же это трижды ё***ный, четырежды вые***ный домкратом брелок!!! – с отчаянья взвыла, рухнув на пол. Поза эмбриона не подходит для интенсивных телодвижений, зато прекрасно сочетается с самобичеванием.

«Ты с самого начала знала, что ему нельзя доверять! Какая же ты дура, Кира. Какая дура… И какой у тебя запасной план? Он вообще есть?» — не унимался внутренний голос.

— Это ищешь? — покрутил в пальцах брелок от рабского ошейника мерзкий захватчик. Он явно чувствовал себя хозяином на корабле раз даже не потрудился постучаться.

— Отдай! — как по-детски прозвучало, даже стыдно. Вон, этот тоже так посчитал, теперь лыбится.

— Как такая наивная малышка стала капитаном? Тебе бы…

— В куклы играть? — перебила я.

— Может и так, — печально вздохнул пират. Замолчал на мгновение, переминаясь с ноги на ногу, оглянулся через плечо, словно собираясь уйти и вдруг врезал кулаком по косяку двери: — Чем? Ну чем он тебя привлёк? Не на смазливую же морду повелась? Не понимаю…

— Так совпало, — честно призналась я, — вино, разочарование и опытный соблазнитель.

— Ты не хотела? — в отчаянной надежде оправдать меня подался вперёд мужчина.

Я открыла было рот, чтобы соврать, но потом вспомнила фото, и по сердцу словно бритвой резануло.

— Хотела, — сказала правду и с садистским удовольствием смотрела, как темнеют глаза и сжимаются кулаки. Азим выплюнул какие-то ругательства и быстрым решительным шагом убрался из моей каюты.

— Ой ду-у-ура, — простонал где-то в коридоре невидимый Алекс, и ему согласно крякнули в ответ.

 

С этого момента «Ветеран Вакуума» превратился в тюрьму строгого режима. Азим, угрозами выпросив у Уила единовластный доступ к искину, поменял все коды, забаррикадировал двери и теперь ходил по коридорам надзирателем, выгуливая членов экипажа по одному. Мне, что чудно, повезло чуть больше: моя каюта оказалась с открытым доступом что позволяло часто сталкиваться в узких переходах с наглым захватчиком, а также иметь эксклюзивную честь завтракать, обедать и ужинать в его интересной компании. Темой разговора правда всегда были «обиженные взгляды» и дальше демонстраций оных мы не заходили, но чувствовала себя я порядочно глупо. Особенно, когда поняла, что ощущение «интимности» в нашей принудительной изоляции тет-о- тет мне не мерещиться, а ситуация с захватом корабля всё дальше отходит от той эмоциональной нестабильности какой была в запертой каюте «Гелиона», и больше наполняется сексуальной напряжённостью.

Очень странное ощущение, надо сказать. Разум мой понимал, что дело дрянь и всё летит к чертям, но чувства и тело настаивали, что всё не так как кажется и предательски подкидывали воспоминания поцелуев. В итоге, раздрай моего душевного состояния вылился в план, чего в нём было больше — сексуального напряжения или желания отвоевать корабль — даже я бы не смогла ответить!

 

Поздно вечером, когда корабельные часы показывали близость к полуночи, я, нацепив самое сексуальное что было в моём разорённом гардеробе постучалась в рубку корабля. Азим впустил меня не глядя, дав голосовое разрешение Нао, сам же, потягивая пиво из священных заначек Алекса, гипнотизировал темные экраны мониторов в спящем режиме.

— Кира? Ты что-то хот… что на тебе надето? — наконец, уделил мне внимание клановец.

— Пошленько, согласна, — поправила я лямку джинсового комбинезона, надетого на голое тело, — Но согласись, зато с фантазией!

— В этом тебе не откажешь, — скептично хмыкнул пират, а потом похабно улыбнулся, развалившись в пилотском кресле: — Я так понимаю, ты пришла меня соблазнять?

— Правильно понимаешь, — скованно кивнула я, чувствуя неожиданную робость, словно в первый раз выступая на детском утреннике. — Получается? — приспустила лямку, обнажая грудь.

Азим прошёлся взглядом от макушки до пяток и пригубив пива из бутылки, скомандовал:

— Покрутись!

Ощущая себя совсем глупо, крутанусь вокруг своей оси.

— Чувственнее, куколка, чувственнее! — изгалялось это чудовище. — Ты же пришла героически соблазнять захватчика своего корабля, лечь грудью на амбразуру, так сказать. Прояви инициативу, давай!

Проявить, говоришь…

Плюнув на эти пляски, я подошла к пирату вплотную и наконец поцеловала ублюдка как давно хотела: зло, собственнически, со всей доминатностью, на которую способна. Зарылась в волосы, оттянув голову назад, вцепилась ногтями в открытую часть шеи, прошлась руками по крепкому торсу задирая футболку, а остановилась лишь когда дыхания в груди стало нахватать. Застопорилась, наткнувшись на насмешливый взгляд смешавший все карты.

— Кира, куколка, я не мальчик — голову от поцелуев не теряю. Ты ведь за этим пришла? — Азим покрутил в пальцах брелок от ошейника и наглядно засунул его в карман брюк. — Со мной поцелуями не отделаешься, — расстёгивая ширинку брюк, и приспуская бельё всё с той же пренебрежительной насмешливостью продолжил этот жук пиратский, а когда всё тайное, стало явным, самодовольно спросил: — Ну что, осмелишься играть по-взрослому?

Я окинула взглядом развалившегося в кресле клановца: чёрные глаза недоверчиво сверкали, губы изгибались в похабной улыбке… кубики пресса манили из-под вздёрнутой футболки. «Пан или пропал» — подумала я, под изумлённым взглядом опускаясь на колени.



Натали Christmas

Отредактировано: 07.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться