Ад для поступающих

Размер шрифта: - +

13. Умей средь жизненных развалин: смеяться, верить и любить.

 

Если бог хочет сделать тебя счастливым,
то он ведёт тебя самой трудной дорогой,
потому что лёгких путей к счастью не бывает.

Омар Хайям.

 

Адрий.

Чёрт! Снова опоздали на лекции по прозаической причине – нет желания посещать выступления чужих взбалмошных преподавателей, смотрящих на нашу группку, точно на надоевших тараканов, которых надо потравить и побыстрее. Враждебность кураторов усилилась из-за их презрительного отношения к магистру Ринаре. Аристократке не завидовал только хромой, косой и слепой калека и убитый, последний потому что не умеет чувствовать что-либо.

Вторую неделю таскаемся с друзьями на общие лекции, пересекаясь с капризными абитуриентами других потоков, хотя знаем намного больше материала, чем преподают здесь. Часто занимаемся самообразованием, иногда просим помощи у Арима, до сих пор приглядывающего за нами по просьбе госпожи, но львиная доля знаний досталась от собственного куратора.

Какой бы язвительной и стервозной женщина не была, всегда задавала точное направление поисков информации, поддавая под зад смачного пинка. Порою её забористая речь вводила в ступор и заставляла краснеть, как порядочных молодоженов первой брачной ночью. Нет, она мало походила на учителя в полном понимании слова, скорее являлась закаленным и бесстрашным воином, потому и выражалась так же: громко, чётко, заковыристо и от души.

К сногсшибательной воинственной красавице мало кто подходил из-за её вызывающего поведения и ядовитых сигарет. Удушающий дым вполне мог отправить на тот свет жалких слабаков, но в последнее время невольно стараюсь учуять специфический запах в коридоре. Даже Лик с Доралом пытаются украдкой скрыть частое принюхивание. Хотелось вернуть в прошедшие дни, снова лететь на практику: к фавну, в военный лагерь, куда угодно, лишь бы подальше от других преподавателей и их любимчиков.

Ещё одна вещь: магистр никогда не позволяла себе делать различия между обучающимися, ведь матов и уничтожительных взглядов в группе доставалось поровну, а здесь, на занятиях, каждый раз старались ткнуть мордой в г*вно, показывая «лучших», из-за чего начал рычать не только Лик, принадлежащий к расе оборотней, но и я.

Мы всей командой привыкли к Ринаре.

Ри, как же мы по Вам скучаем…

– Студент, задумались? – ехидно пропел приторным голоском лысый старец с длинной бородой. Он сверлил меня назойливым взглядом, мечтая прихлопнуть, словно муху. Синяя ряса на шарообразной фигуре напоминала балахон, грозивший вот-вот треснуть по швам.

– О чём могу задуматься? – спросил в ответ, медленно переведя глаза на местного узурпатора.

– Как ты смеешь, щенок! – повысил голос тиран и непревзойдённый артист, всегда играющий роль, выгодную в текущий момент.

– Смею, – вздохнул и откинулся с самым наглым видом на спинку стула, заложив руки за голову, ещё и потянулся. Каюсь, специально захотел взбесить самодура, впрочем, каждый раз друзья выводил его из себя. Настала и моя очередь.

– Каким образом можно было перепутать дату начала войны? – я поинтересовался у всех и ни у кого одновременно. – Каледейская война началась в тысяча тридцать пятом веке Аледейской расы, а Каледейский скрытый бой произошел только через несколько веков, перед тем, как сменилась власть. Занял трон первым не младший сын, а старший, являвшийся полукровкой, правил только три дня, предпочитая бежать к матушке через границу во время гонений. Хм, вы уверены, что дальнейшее Вас интересует? Есть смысл рассказывать дальше?

Преподаватель истории пыжился, тужился, краснел, но не выдержал издевательства.

– Во-о-он! – истошно завизжал гневливый безумец, топая ногами. Обучающиеся сразу отработанными движениями прикрыли уши руками, стараясь сохранить барабанные перепонки.

Я принялся собирать малочисленные вещи. Абитуриенты группы Ринары последовали моему примеру, сгребая рукой писчие принадлежности в маленькие поясные сумки, оскорбив тем самым историка ещё сильнее. Невольно в голове галопом промчалась мысль, что у преподавателя в роду отметились мифические сирены. Может, так оно и было?

Ещё один жирный плюс в копилку куратора, хм, женщина обходит истерику стороной. Ринара делает всё с душой, с расстановкой, например, когда орёт, то более эмоционально, обещая надрать причинные места, если что-либо упустим в домашней работе. Топает ногами? Единственного удара каблуком об пол хватит, чтобы произвести магическое действие без слов, а дальше академия имеет реальные шансы с грохотом провалиться под землю. Каким образом терпит данное издевательство на своей территории ректор? Это остаётся загадкой!

– Ребята, вдруг куратор сжалится, простит нас? Официально ведь не отказалась от поста! – подал голос низкорослый и плотный по телосложению Хнор, убирая толстую косицу за спину. Этот жест гном позаимствовал у женщины.

– Есть вероятность, – задумался Рен, неспешно шагая по очередному коридору, ведущему в главный холл академии.



Екатерина Банши

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться