Ad memorandum/ Чтобы не забыть.

стр 3

Евгения

 

О. Блин. О. Ой - ей - ё. Я смотрю на его широкие плечи заграждающие весь проход. Затем на его лицо, широкие скулы, темные глаза. И в груди что-то больно сдавливает. Что он тут делает!?

- Проходишь? - спрашивает Егор, пропуская меня. Я прям вижу танец чертят в его глазах. Что вообще происходит? Перевожу взгляд на Бессонкову, которая прожигает меня своим синим пламенем, не спуская с нас глаз. Снова смотрю на своего экс-друга-парня. Можно ли просто сбежать? Сейчас? Со скоростью света, подальше отсюда? А? SOS!

- Эм..я...нет, - отзываюсь и разворачиваюсь. Прохожу в первую половину автобуса. Устраиваюсь на свободном кресле. Кладу рюкзак на сидение рядом. Прикрываю глаза ладонью. Делаю глубокий вдох, затем выдох. Егор со своей принцессой разве не собирался на дачу к другу Кости? Кого лысого они оба здесь делают? Это будет самый, самый, самый (умноженный на сто тысяч!!!) плохой поход.

- У тебя свободно?

Я убираю ладонь от лица и смотрю на Кяшко Сережу, своего одноклассника. Ох, ну вообще класс.

- У меня здесь рюкзак, - отзываюсь уверенно. Кяшко хмыкает, берет рюкзак и запихивает его на верхнюю полку.

- Теперь я, - говорит он, мне весело, устраиваясь рядом со мной. Отворачиваюсь в окно. Замечаю Егора у переднего колеса с парнями. Они курят. Вовка Петренко, что-то ему говорит, эмоционально жестикулируя руками. А мне нравится смотреть на него, Егора. Нравится, как его брови хмурятся, когда он смотрит куда-то в пространство. И, конечно, я безумно рада, что он едет. Но я совсем этого не хотела. Я все время стараюсь избежать с ним даже случайной встречи в коридоре школы. Всегда примерно знаю, где он и иду другим путем. Слишком много плохого было. То, что он никогда не забудет. То, что сделал мой папа. Это все очень сложно. Через два месяца я его больше не увижу. И я не уверена, что знаю, как с этим жить. Я не уверена, что хочу думать об этом. Я не уверена, что так вообще бывает. Что это нормально быть так привязанной к человеку, хотя полгода с ним не общаешься, вообще. Ладно. Пять месяцев.

В этот момент его темные глаза перехватывают мой взгляд. И я сразу отстраняюсь от окна. Итак. У него девушка и этот парень не существует для меня. И у тебя есть парень. Вот так. Легко и просто. Просто нужно не зацикливаться. Кроме него в походе ещё двадцать два человека и два учителя. Я найду себе подходящую компанию. Оглядываю Кяшко, развалившегося в кресле и уткнувшегося в свой гаджет.

- Сереж, а почему ты поехал?

- Чего? - парень отрывает от экрана глаза.

- Ты-то, что тут делаешь?

- Ты че шутишь? - он поднимает брови. - Это ж кайф: девчонки и природа. У вас просыпается голод, а тут я.

- Голод?

- Ага, - парень не многозначительно раскачивается, давая понять, что он имеет ввиду.

- Держись от меня подальше, - предупреждаю его.

- Эт понятно, - отзывается парень и вновь утыкается в телефон. Интересно он в курсе, что связь в лесу не ловит? Мне приходит смс.

Асюта: ' Привет, мой птенчик! Ну, как? Сюрпризов никаких не было?'

И тут в мою голову подкрадывается сомнение, которое доселе не имело место быть.

Я: ' Ты знала!?'

Асюта: 'О чем ты вообще? Ничего я не знала!'

И через пятнадцать секунд.

Асюта: ' Повеселитесь!'

Я: ' Я тебя убью! Приеду, найду и убью!'

Я: ' Это даже не смешно!'

Асюта: ' А мне смешно! Как представлю, Бессонкову и дикую природу'

Я хмыкаю. Об этом удовольствии я не подумала. Но я все равно расстроена. И мне все равно не нравится, что эти двое будут лобзаться перед моими глазами. Я б даже сказала, болезненно не нравится.

- Оооо! Маргуля! - неожиданный крик, заставляет лично меня вздрогнуть.

- Вот это да! - это второй голос.

Что? Они тоже едут? Ну, конечно, мало мне мисс совершенство, теперь с ней будут ее подружки - Ира Яруш и Люба Тропинина. Просто класс. А поездка с каждым разом кажется все лучше и лучше.

Наконец-то все рассаживаются по своим местам. И мы начинаем движение. Я делаю все возможное с собой, чтоб не поворачивать голову назад и не смотреть на сладкую парочку. Поначалу просто пялюсь в окно. Когда замечаю, что Сережу вырубило, сама надеваю наушники, и прикрываю глаза. Так намного лучше, и, кажется, тоже отключаюсь.

- Эй, - Сережа толкает меня в плечо. Я открываю глаза, и перед моим взором предстают деревья. Мы едем по какой-то проселочной дороге и с двух сторон от нас деревья. - Ну, что, хорек, проснулась?

Я смотрю на Кяшко и вынимаю наушники.

- У меня музыка играет тихо, поэтому я все слышала.

- А я и не пытался ничего скрыть, - отзывается Сережа, - мы скоро уже приедем.

- Отлично, - отзываюсь, подтягиваясь, и затем резко локтем заряжаю ему в бок.

- Уххх... Женя! - взвывает он удивленно.

- Это тебе за хорька, - объясняю, - возмездие всегда находит своего героя.

- Ну-ну, - Кяшко чуть отодвигается от меня, потирая бок.

Автобус сворачивает, и мы оказываемся на поляне, перед высоким деревянным забором. На воротах которого написано ' Синяя Птица'

На середину прохода выходит Пробкин.

- Так, вся передняя часть, выход через первую дверь, вторая часть выход через вторую. Все ясно? Никуда не разбредаемся. У автобуса остаемся.

У меня возникает заминка с моим рюкзаком. Спасибо, Сережа. Запихнуть, запихнул, а доставать кто будет? Пушкин? А сам главное одним из первых вышел. Поворачиваю голову в поисках помощника. По проходу как раз последними идут Марго, а за ней Егор. Лучше и быть не может!

- Помочь?

Я оборачиваюсь и облегчено улыбаюсь.

- Вадим Алексеевич, не могу достать.

Историк с легкостью справляется с моим рюкзаком.



Шатен Галина

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться