Ad memorandum/ Чтобы не забыть.

стр 5

Евгения

 

Я, прям, чувствую его взгляд затылком. Но заставляю себя не поворачивать головы. Боже, когда он набросился на меня в домике, на какое-то мгновенье я полностью обо всем забыла. Как раньше. Только он и его губы. Сводящие с ума губы. Так скучала по нему. Буквально каждой клеточкой своего тела. Но так нельзя! Нельзя! Во-первых, у него девушка. Пусть я ее не люблю. Но она есть! И это просто нельзя игнорировать. Во-вторых, это - Егор. Тот самый парень, который ненавидит моего отца. И все это неправильно. Тогда какого фига он меня целует?! Что у него за игры? Да ещё и так целует! Я чувствую себя самой нечастной на всем белом свете!

- Слушай, - понизив голос, обращается ко мне Олеся, - тебе нормально жить с этими в домике?

Дроздь хорошая, симпатичная девчонка. Ее даже нисколько не портит небольшая полнота. Ее голубые глаза всегда смотрят как-то невинно, а светло-русые волосы заплетены в косичку. Мы с Асей с ней хорошо общались в классе седьмом, а потом почему-то перестали. Сейчас даже не вспомню почему. И осталось лишь теплое: 'Привет, как дела?'. Хотя Олеся вообще такой человек, который общается всегда и со всеми. Этакий эквивалент Дружева в юбке.

- Не очень-то, - честно отвечаю.

- Может, тогда переберешься ко мне в домик, нас трое, как раз есть одно место.

- Серьезно? - радуюсь. Боженька, спасибо!

- Ну, а че нет-то? - Олеся улыбается. - Только учти, будешь спать сверху, я высоты боюсь.

- Мне подходит, - отзываюсь. Мое настроение явно повышается и я готова расцеловать Дроздь в ее круглые щечки. Возле меня пристраивается Кяшко.

- Ну, что девчонки, не устали? Как вам дикая природа? - весело спрашивает он нас. - Пока вроде ничего, да?

- Пока ты не начал говорить, все было нормально, - замечает Олеся.

- Дроздь, ты, что такая злая? Тебе нужна разрядка. Секс - разрядка.

- Так это на тебя реакция. Как аллергия, - невозмутимо отзывается девушка. Я усмехаюсь. А Кяшко, не теряя уверенности, подстраивается к другим девушкам.

Мы продолжаем идти. Мне доставляет удовольствие наслаждаться здешними видами. Куда ни глянешь - всюду зелень, деревья, все такое насыщенное. Даже небо над головой, кажется ярче. Анатолий  увлеченно рассказывает о местности. Но это слушают лишь девчонки, окружившие его словно рой пчелок. Хихикающие над каждой его шуткой. Я иду почти в конце, поэтому не слышу ни одного слова, что он говорит.

После четвертого часа ходьбы, наш инструктор объявляет привал. Я слышу, как биологичка благодарит за это и небо, и землю. Ноги, и, правда, слегка гудят с непривычки.

- Вот хрень, - возле нас с Олесей опять вырастает Кяшко, разминающий ноги. - Ну как вам прогулочка?

- Слушай, че ты привязался? - Олеся отпивает из бутылки воду.

- Просто походу вы одни не попали под чары, - Сережа указывает на Анатолия и садится рядом с Олесей, тянется и заключает ее в объятья, - Дроздь, это твоя судьба.

- Тьфу-тьфу, сплюнь, - она мягко освобождается из замка его рук.

- Мы любим его издалека, - отзываюсь.

- Все ясно, - расстраивается еще больше парень, - по ходу, этот поход сплошная лажа.

- Не огорчайся. Иди, так и быть, я пригрею тебя, - Олеся притягивает парня, и он с улыбкой устраивается у нее на груди. - Не переживай, Анатолий все равно не осилит всех за три дня. Поэтому, кто-нибудь обязательно и тебе останется.

- Эх, только этим и живу! - горестно выдыхает Кяшко. Мы смеемся.

Непроизвольно осматриваю всех. Останавливаю взгляд на Егоре. Он стоит чуть в стороне у оврага с Вовкой спиной ко всем. Его руки в карманах спортивных штанов. Вова что-то говорит, а Егор как всегда слушает. В детстве его было не заткнуть. А сейчас он стал действительно молчаливым. Но это не отталкивает от него. Меня. К сожалению. Он резко поворачивает голову и перехватывает мой взгляд. Его одна бровь ползет наверх, что заставляет меня отвести взгляд. Так, по - глупому застукана. Нужно перестать на него пялиться. Это ни к чему хорошему не приведет это точно. Но я ничего не могу подделать с собой. Если знаю, что он в зоне моей видимости, я не могу на него не смотреть. Словно природой во мне есть ещё один рефлекс.

- Ну, все, полежал и хватит, - Олеся отстраняет от себя парня. Сережа на некоторое мгновенье задерживает свой взгляд на лице девушки и тут же переключает внимание на прошедшую мимо Иру Яруш. Отходит от нас.

- У вас ничего нет? - почти шепотом интересуюсь я у девушки.

- С кем? С Серегой?

- Ну, да.

- Есть. У меня на него аллергия, - равнодушно произносит девушка. Может, и у меня аллергия? Но только наоборот, а?

 

Дорога обратно уже не кажется столь очаровательной. Один наш инструктор идет бодро, даже девчонки около него приутихли. Вот что значит подготовка.

- Ещё шаг и я помру, - словно прочитав мои мысли, заявляет Олеся.

- Я буду нести твое бездыханное тело, сколько хватит сил, - успокаиваю ее.

- А не переломаешься? - Олеся с сомнением смотрит на меня.

- Не исключено, что упаду первой, - отзываюсь, - а так, я - крепкий орешек.

- Это взаимоисключающие заявления, - хмыкает Дроздь. Я поднимаю глаза и удивленно замираю. Только что с одного дерева на другое перепрыгивает белка, расставив лапки, и у нее между лапками и телом тонкая кожица, как крылья. Не помню их название, белки-летуньи?

- Ох, смотрите! - кричит кто-то сзади меня. Все тут же достают телефоны и щелкают камеры.

- Да, это - белка-летяга, - подтверждает Анатолий, наблюдая за нами, - они здесь редкость, тем более в такое время суток. Конечно, уже сумерки, но они любят больше ночь. Так что, в первый же день вам повезло.

По возвращению в лагерь, я с Олесей договариваюсь, что сразу после ужина соберу свои вещи и переберусь к ней в домик. За ужином, который проходит с большим энтузиазмом, все та же компания садится за тот же стол. Кроме Егора и Марго. Они сидят за другим столом с подругами Бессонковой. Возможно, поэтому мне дышится легче.



Шатен Галина

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться