Ad memorandum/ Чтобы не забыть.

стр 11

Евгения

 

 

Знакомая мелодия заставляет открыть глаза и очутиться в предрассветном сумраке. Что? Кто? Сколько времени? Не глядя, тянусь за мобильным телефоном и подставляю к уху.

- Алло?

- Женек...только не отключай телефон...

- Егор? - удивленно бормочу. Это что я сплю? Отстраняю дисплей. Нет, на экране его имя.

- Привет, - проговаривает он на том конце. Говорит, так, слегка невнятно. Возможно, он тоже спал. Хотя на заднем фоне слышны голоса и смех, - хотел тебя...услышать...ну или типо того...очень хотел....

- Егор, ты что пьян?

- Ну...бля, - усмехается, но как-то грустно,- тебя не проведешь...я пьян и звоню своей бывшей...известный сценарий...

- Где ты?

-Ты что волнуешься обо мне? Серьезно?...Сейчас надо надеть....блядь...что надевают для танца? - спрашивает он кого-то в стороне, там что-то отвечают и слышится смех, - вокруг меня одни идиоты... идиоты бля... - он выдыхает и слышно, что другие голоса стихают. Он видимо отошел от компании, - Жень, Жень...ты здесь?

- Здесь, - отзываюсь.

- Это хорошо... очень...

- Может, тебе стоит пойти домой?

- Может, - соглашается он. Некоторое время мы оба молчим. Я знаю, что уже давно должна бы повесить трубку, но... Но это Егор. Пьяный Егор намного хуже справляется с собой, чем трезвый. И мне есть до этого дело. - Жень, помнишь, как мы малыми бегали в частный сектор…

- Обносить все фруктовые деревья, - договариваю.

- Точно, -  усмехается, - черт. Ты лазила как мартышка... А когда владельцы выходили на нас с вениками... Помнишь?

- Егор...

- Нас ненавидела вся улица, родителям жаловались...а мы никогда никого не слушали... каждое лето мы снова шли на дело... Мы никогда никого не слушали, - повторяет он ещё менее внятно. - Никогда и никого.

- Егор...

- Я люблю тебя -  выдыхает.

Он отключается. А я продолжаю держать телефон у уха не меньше минуты. Его слова просто ... Внутри меня появляется приятный трепет. Несмотря ни на что он меня любит. Как бы я хотела, чтобы все было по-другому. Чтобы мой папа и его мама не были знакомы, чтобы мой папа оставался для меня прежним идеалом и эталоном мужчины. Но все совсем не так. И именно поэтому я не могу чувствовать, то, что хочу. Не должна, ну никак. Только бы продержаться эти полтора месяца. Хотя, как мне будет вообще его не видеть? Когда начинаю думать об этом, кажется, что ещё хуже. И кажется, мне не зря кажется.

Понимаю, что уже не уснуть, с едва слышным стоном поднимаюсь на ноги и иду в ванну. После, поскольку мне нужно себя чем-то занять, иду на кухню и принимаюсь приготовлением завтрака. Это будет обычный омлет с жареными сосискам. Мама у меня не обладает способностью готовить, собственно пришлось азы кулинарии осваивать самой.

Почему он позвонил именно сейчас? Зачем поехал в поход? Почему расстался с Бессонковой? Почему сейчас? Почему тогда он взял и отступил, а сейчас... Будто специально мне жизнь усложнить хочет. Что мне делать? Ладно, делать-то, на самом деле нечего.

- Ммм...как вкусно пахнет, - в кухню, потягиваясь, заходит мама и следом папа.

- Омлет с жареными сосисками, ничего особенного, - сообщаю.

- У нас не ребенок, а золото! - восклицает мама, подходит и целует меня, затем устраивается за столом.

- Доброе утро, - папа тоже наклоняется и целует меня, я ему в ответ улыбаюсь одними губами.

- А чего ты встала в такую рань? - интересуется мама.

- Меня разбудил звонок... - прикусываю свой длинный язык.

- И кто же звонил?

- Ася, - говорю первое имя, которое приходит в мою пустую голову.

- Ася? У нее что-то случилось? Почему так рано?

- Конечно, случилось, - разражено отвечаю, - иначе, зачем звонить утром ни свет, ни заря.

- Женя подбирай тон, - коротко бросает папа. Ну как бросает. Приказывает.

- Все нормально, - мама касается руки папы.

- В общем-то, завтрак готов, -  прокручиваю ручку.

- А ты куда? - спрашивает папа.

- Аппетит пропал, - отзываюсь.

- Сядь и позавтракай с нами.

- Но я не хочу...

- Сядь.

Есть сэр! Да, мой генерал! Я плюхаюсь на свободный стул и складываю руки на груди. Мама встает и накладывает на тарелки мой омлет.

- Как дела в школе? Вам сказали, когда первое ЕГЭ сдавать будете?

- Русский язык двадцать восьмого мая.

- Почему ты не ешь, милая? - опять спрашивает мама.

- Характер показывает, - за меня отвечает папа, - мол, я ей замечание сделал. Вот теперь и не ест. Ничего скоро вырастет - поумнеет.

Я лишь выдыхаю. Да, моя семья уже не будет прежней. Иной раз думается: а не знай я правду, была бы как прежде счастлива? Наверное, да. Но хотела бы такого лживого счастья? Определенно нет. И почему все так сложно? Почему в жизни не бывает два плюс два равно четыре?

 

Во время занятий мне пишет Антон. Оказывается, он вернулся на день раньше, он скучает и хочет безумно меня увидеть. И только после прочтения смс, понимаю, что абсолютно, ни одной капелюшки не скучала по нему. Я вообще о нем не думала. Даже стыдно как-то. Совсем чуть-чуть, где-то внутри. Поэтому договариваюсь с ним о свидании. Для очистки совести. И вообще, это все, потому что я его не видела. Отвыкла. Мы же даже с ним целовались! А это что-то значит.

После уроков на крыльце встречаю Асю.

- И где твой кавалер?

- Какой кошмар! Ты говоришь словами моей бабушки, - подруга приподнимает бровь, - в чем дело? Ты постарела?

- Да, Ася, именно. Я постарела.

Она обнимает меня за плечи и притягивает к себе, целует.

- Ничего, я люблю тебя и такой. Старой. Ворчливой и даже хмурой.



Шатен Галина

Отредактировано: 15.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться