Ад на ладони

Размер шрифта: - +

ІІ. Ночевка


Дабы сэкономить бензин, ночевать решено было в доме. Вытащив из машины спальники, я принялась обустраиваться в небольшой комнатке на втором этаже. Пара стульев вместо шкафа для одежды и тумбочки, светильник - получилось довольно уютно. Наскоро поужинав домашними бутербродами, мы стали укладываться.


 Перед сном я не удержалась и достала свои находки. Книги, оказавшиеся сборником поэзий и дамскими романам, пролистав, засунула обратно в сумку, несколько минут полюбовалась мастерской ковкой оправы зеркала и взяла в руки куколку. Тряпичная игрушка, схематически изображающая женскую фигуру, в когда-то ярком, а теперь выцветшем платье из кусочка ситца, руки, торчащие в стороны, круглая голова без лица, волосы из тщательно вычесанной овечьей шерсти, вопреки опасениям - не тронутые молью... Вещь явно старая, но запаха затхлости нет, и совсем нетрудно представить ее, обласканной детскими ручонками. Что мне с ней делать - не представляю, дома и так целая коллекция вещей, хранящих знаки любви бывших хозяев!..


 Звон разбитого стекла прервал наши сны. Рядом заворочались брат и отец.
- Что случилось?
- Не знаю, пап, что-то упало возле меня, сейчас посмотрю, - найдя телефон под подушкой, я подсветила у изголовья: пол засыпан стеклянной крошкой, пустая оправа зеркала, несколько осколков покрупнее опасно блеснули гранями.
- Зеркало. Забыла убрать в сумку, разбилось вдребезги... Не ходите босиком, подмету утром.
- Ладно, давайте... еахх... спать...


Ровное дыхание по соседству действовало умиротворяюще, но сон отчего-то не шел. Луна неспешно взбиралась по небосводу, ее лучи мерцали на подоконнике, паркетных досках, инструментах, подбирались к стульям и спальникам. Словно под гипнозом, я бездумно наблюдала, как россыпью искр вспыхнули осколки и, убаюканная волшебным зрелищем, наконец уснула.


 Наступивший вслед за этим ад не описать словами. Мой разум заполонили неясные, мучительные обрывки воспоминаний; страхи, начиная с детских, несуразных и безобидных, и заканчивая глубинными, терзающими до сердечной дрожи, до помутнения рассудка, всецело захватили меня. Когда настал черед мечтаний, облегчения мне это не принесло - отчетливо понимая, что сплю, и не имея сил вырваться, я была вынуждена наблюдать, как кто-то бесцеремонно перебирает и разглядывает всю мою жизнь, спрятанную в памяти! Чувствуя, что еще чуть-чуть - и я сойду с
ума, я перестала сопротивляться вторжению, отдавшись на милость захватчика. Хоровод видений увлекал за собой, я падала и падала сквозь миражи минувших дней и, пусть хорошего ждать не приходилось, я, затаившись, надеялась пережить эту пытку.


 Наконец, натиск стал ослабевать. Я не питала особенных иллюзий, когда удалось очнуться. Скорее всего - мне позволили проснуться, не более... Голова дико болела, я еле сдерживала стон, пытаясь сесть. Чувствуя, что мой мучитель где-то рядом, наблюдает из темноты, наслаждается моим ужасом и замешательством, я чуть не заревела от бессилия. Так не честно!


 Гнев, перехлестывающий стах... Инстинкт самосохранения, взнуздавший гнев... Заперев крик за плотно сжатыми зубами, я ждала продолжения, чутко следя за тенями. Никто меня не беспокоил. Но вместо того, чтобы успокоиться, отдышаться и снова нырнуть в объятья сна, я, взвинченная до предела, продолжала сидеть в пятне лунного света, ожидая не пойми чего. И потому голос, раздавшийся наконец из темноты - комнаты или разума, неважно, - принес долгожданное облегчение.


- Здравствуй. Будем знакомы, хотя тебе вряд ли приятно.


 Я уже открыла рот, чтобы, вновь обретя свое язвительное красноречие, отпустить колкость в адрес смутно видимой фигуры, стоящей напротив... И высказала ее про себя. Сумрак ответил как ни в чем не бывало:
- Да, у стены меня нет. Но мне подумалось, что так будет проще говорить с тобой.


 Да неужто?! С чего этот сорняк, без спросу пустивший корни в моем мозгу, вдруг решил, что я захочу отвечать?..
- А у тебя есть выбор?


 Стараясь не дать оформиться ни единой мысли, я вгляделась в тень. Контур тела позволял предположить, что это девушка, стройное тело задрапировано несколькими слоями одежды. Тонкая талия, перехваченная широким поясом и подвязанная - Боже мой, неужели это все взаправду! - старинным передником, скрывающим перед юбки, белая рубашка с пышными рукавами, руки спокойно сложены на груди... Пушистые волосы, слабо сияющие в лучах восходящей Луны, ниспадали ниже талии. Рассмотреть лицо мне не удалось - туманная дымка, будто вуаль, скрывала черты. Если они вообще были...

 Но я ее узнала.


 Голос опередил мое движение, и я все же его закончила.
- Не советую причинять вред кукле. Даже я не знаю наверное, чем это обернется. Скорее всего, мне придется искать новое пристанище, и тебе не понравится мой выбор. Или, вполне возможно, я погибну. Но можешь не сомневаться - тебя я захвачу с собой. Однажды мне уже довелось убить человека и, должна сказать, ничего тяжелого в этом нет.
Подержав куклу еще какое-то мгновение, я положила ее на место.


- Хорошая девочка. А теперь ложись спать.


 Я хотела возразить - мол, о каком сне может идти речь в свете последних событий, но вдруг послушно опустила голову на подушку. Последнее, что я увидела перед тем, как отключиться - существо в обличье девушки смотрело (если ему было чем смотреть) в окно, постепенно истаивая.



Ольга Трибурт

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться