Ад на земле

Размер шрифта: - +

Глава 40

Хоть Адам и надеялся умереть, Смерть не пришла. Вместо Ада он был в каком-то другом месте, где лежал на постели под тонким одеялом. И, что примечательно, он не истекал кровью. Поняв, что он даже и не собирается умирать, Адам резко распахнул глаза и сел.

Незнакомая комната, незнакомая постель, незнакомый вид за окном. Единственное, что Адам узнал – рыжие локоны, разметавшиеся на соседней подушке.

Ава Шелтон.

Адам покачал головой и поднялся на ноги. Его рубашка куда-то подевалась, но остались штаны. И повязка, охватившая испещренный шрамами торс. Как Адель оставляла на теле Адама кровоточащие раны, так Ава попыталась избавить Адама от одной из них.

Он подошел к окну и выглянул на дорогу. Пыль и пустыня. Обернулся и посмотрел на Аву почти удивленно. Как она притащила его сюда? И зачем? Подумала, что сможет спрятать его?

Продолжая пристально смотреть на девушку, Адам провел рукой по повязке и ощутил боль. Еще больнее ему было из-за того, что он непроизвольно заглянул в сон Авы. Сначала ей снился сад: цветущий и благоухающий, полный яблонь, груш и винограда. Ава спорила со своей матерью о том, какое варенье варить. Обе были рыжие, зеленоглазые, потные и уставшие. Ава смахнула тыльной стороной ладони пот со лба и сказала:

− Ну мам!

Однако мамы уже не было, а Ава будто бы и забыла о том, с кем говорила секунду назад. Ава все еще была в саду. Все еще обмахивала разгоряченную кожу ладонями. Ее дыхание по-прежнему было учащенным, а рубашка прилипла к спине. И в этом сне был Адам.

Адам нахмурился, глядя на себя со стороны. Разве он выглядит таким… смазливым? Его двойник во сне Авы Шелтон был в черной рубашке. Вот только в отличие от Адама, который обычно застегивал все пуговицы, Адам во сне расстегнул три.

Понятно. Очередные фантазии влюбленной девушки.

Адам отвернулся, но от навязчивого сновидения отделаться не мог – видения проникали в мозг.

Адам во сне отстраняется от дерева и избавляется от рубашки. Ава замирает, с прижатыми к груди руками. Ее рот приоткрыт от изумления, а зеленые глаза точно блюдца уставились на то, как Адам расстегнул ремень на штанах. Затем остановился в нескольких сантиметрах от Авы, изнывающей от жары и желания, предложил ей самой раздеть его. И он подмигнул.

Ну что за мерзость?

Брови Адама сошлись на переносице, и он вновь посмотрел на Аву, а она уже смотрела на него. Похоже, ей было неуютно в одиночестве в постели. Ее кожа покрылась мурашками, тоненькое одеяло опутало грудь. Она приняла вертикальное положение и рыжие локоны точно языки пламени метнулись по плечам на спину.

− Ты пришел в себя? – сонным голосом спросила она. Адам сжал зубы, но тут же расслабился. Он не имеет права злиться, она поступила также, как любой другой человек. Нет, не любой. Только хороший человек.

 Адам снова выглянул в окно, отметил остановку на противоположной стороне дороги чуть в стороне, и вновь обернулся, спокойно спрашивая:

− Зачем ты это сделала?

Конечно, она не знает, на что обрекла его своим спасением. И не узнает.

− Знаешь, что?! – рявкнула она и Адам опешил. Ему-то казалось, что она сонная, уставшая и, в общем, спокойная. Но это же Ава – девушка-вихрь, которая напала на него дома и завалила на кровать. Адам моргнул, возвращаясь в комнату, и успел услышать совершенно разъяренное и бесконтрольное: – … И сказал, что у тебя есть лишь я! Сказал, что я твоя поддержка, сказал, что хочешь, чтобы я была с тобой и…

− Это было до или после того, как я предложил выйти за меня? – с сарказмом уточнил Адам и тут же пожалел, что сказал это: глаза Авы стали огромными, как в том сне, где Адам вел себя непристойно. Он вздохнул, качнув головой. – Ничего, забудь. Где мы? Я хочу покинуть это место.

Ава облизала губы, ее глаза забегали, демонстрируя панику. Адам терпеливо ожидал, когда она придумает предлог ничего не делать и никуда не идти.

− Ты был весь в крови, − пробормотала девушка, заметно нервничая. – Истекал кровью прямо у меня на руках. И прекрати быть занудой! – предостерегающе рыкнула она, из-за чего Адам снова нахмурился. Почему она защищается? Он ведь даже ничего не произносит, так почему она чувствует необходимость защитить свои чувства?

− Я ухожу, − подытожил Адам собственные размышления. Он наконец-то отмер, обогнул небольшой грубо-отесанный стол, стоящий у окна, и взял со стула свою рубашку. Он на секунду замер, удивившись, что это не та рубашка, в которой он был вчера вечером, но отбросил сомнения и накинул ее на плечи.

Он услышал, как Ава в панике выпутывается из одеяла.

− Ты не можешь уйти! – позади его спины она тяжело переступила с ноги на ногу, явно едва не свалившись. Адам проигнорировал ее чертыханья, застегивая пуговицы на рубашке. На секунду он погрузился в размышления, и Ава, воспользовавшись этим, попыталась сорвать рубашку с его плеч. – Ты не можешь никуда уйти, − раздраженно произнесла она, стараясь не смотреть ему в глаза. Адам продолжал буравить макушку рыжеволосой девушки, не сопротивляясь, когда она расстегивала пуговицу за пуговицей.



В.Филдс

Отредактировано: 28.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться