Адам и Ева

Размер шрифта: - +

Глава 9

Выспавшись как следует, Ева выпила кофе и даже приготовила себе легкий завтрак. Наутро произошедшее прошлой ночью уже не казалось таким ужасным и непоправимым. Неприятный осадок, конечно, остался, и Ева решила отложить визит к Нине на завтра, не смотря на то, что и сегодня она была абсолютно свободна. Но она решила побыть дома, прибраться и, возможно, сходить в магазин. «Поиграть в жену Адама» - пошутила она про себя. Но как бы там ни было, игра эта была действительно очень приятной. А кульминацией был звонок Адама, который предложил ей сегодня же сходить и сделать дубликат ключей от его квартиры на всякий случай.

Ева, конечно, обрадовалась и прониклась оказанным доверием, но поклялась себе не злоупотреблять этим. Да и сам Адам не предложил ей остаться. Поэтому Ева морально настраивала себя на скорое возвращение в ставшую уже ненавистной квартиру Нины и Матвея.

Но проведя все-таки еще одну ночь у Адама, в воскресенье с утра Ева направилась за город навестить подругу.

Она понимала, что неприятной встречи ей не миновать, но взяла себя в руки: нельзя было ни словом, ни жестом волновать Нину, особенно сейчас, за считанные дни до родов. Ева вела себя максимально естественно, тем более, что первые пол часа пока она помогала Нине с подготовкой к обеду, Матвея не было в зоне видимости. Однако ей пришлось выдавить из себя и поинтересоваться у подруги, где ее муж – только потому, что этот вопрос выглядел бы логичным.

- Матвей с Кристинкой уже ждут нас в беседке. Сегодня будем обедать там.

- Отличная идея, - улыбнулась Ева, - Погода сегодня отличная, как, впрочем, и все лето!

Особенно она обрадовалась, когда узнала, что родители Нины и Марина тоже присоединятся за обедом. В толпе ей будет легче пережить эту трапезу за одним столом с Матвеем. Тем не менее, в беседку она зашла первая, чтобы поставить миску с салатом на стол. Почти сразу за ней подоспела Нина и начала раскладывать приборы.

У Матвея на руках сидела дочка, поэтому поприветствовал он Еву сидя, но с привычной улыбкой. Еще бы, человеку с закалкой спецслужб ничего не стоит не подать виду в подобной ситуации. Ева тоже не уступала и продолжала сохранять безмятежный вид, но про себя не переставала удивляться – что может быть общего между этим открытым добродушным блондином, которого она знает с детского сада, который бережно держит на коленях дочь, с искренней любовью смотрит на жену и тем пьяным раскрасневшимся мужиком, развлекающимся в ванной со шлюхами. На секунду ее даже посетило сомнение – а не приснилось ли ей это?

И все-таки в процессе обеда взгляды их неоднократно встречались, и порой в глазах старого приятеля она замечала далеко не приветливый огонек. И сразу становилось понятно – к сожалению, не приснилось.

В остальном семейный обед в светлой беседке скрытой от палящего солнца живой изгородью из вьющихся растений был идеальным. Смех и беззаботные разговоры сопровождали всю трапезу, впрочем, как обычно в этой семье, которая всегда служила примером для Евы. Сейчас же у нее было ощущение, что она смотрит на вазу, наполненную аппетитными на вид фруктами, но откуда-то доносится запах гнильцы.

К концу обеда Ева начала все чаще ловить на себе взгляд Матвея. Когда все потихоньку начали расходиться на послеобеденный отдых, она задержалась в беседке. Ева понимала, что неприятный разговор должен состояться. По крайней мере, им нужно договориться о том, как преподнести Нине ее выселение из квартиры. Оставаться там дальше она, конечно, не могла.

Помимо Матвея и Евы в беседке оставалась еще Кристинка, но отец, закуривая сигарету, попросил девочку пойти погулять на детскую площадку.

Как только дочь удалилась на достаточное расстояние, Матвей резко переменился в лице и весь подался вперед, в сторону Евы, которая сидела напротив него за столом.

- Ты же понимаешь, что это не измена! Ты видела что это! Это даже не любовница, это просто шлюхи! Я даже не знаю, как их зовут! - от напряжения лицо Матвея налилось кровью.

- Матвей, в квартире полно женских вещей, не принадлежащих Нине. Не думаю, что девушкам на одну ночь свойственно оставлять подобную память о себе, - спокойно выговорила Ева.

- А как ты мне прикажешь снимать стресс? – Матвей поднялся и принялся расхаживать по беседке, вырисовывая небольшую амплитуду, - Ты не представляешь какая нервная у меня работа. Этот теракт с самолетом – настоящий висяк! А Нине все девять месяцев ставят угрозу выкидыша. Ничего нельзя! Да дело даже не в этом, а в том, что с ней я бы никогда не мог делать то, что с ними… Черт! Что я несу! – он снова сел и обхватил голову руками.

- Матвей, не нужно оправдывать свой поступок передо мной. Ты все равно никогда не убедишь меня в том, что такому поведению можно найти достойное объяснение. Но я не вправе судить, хоть мне и безумно обидно за Нину и по-своему больно. Меня не должно было быть там в тот вечер. Меня не должно было быть в вашем доме вообще. И я сегодня же начну собирать вещи. Дай мне несколько дней, чтобы снять квартиру.

- Ева, не говори ерунды! Зачем тебе съезжать? Чтобы я спокойно продолжал в том же духе? В этом заключается твоя дружба с Ниной – развязать мне руки окончательно? Поверь, мне не настолько принципиально водить проституток. А тем более выселять тебя на съемную квартиру ради этого! Я надеюсь, ты ничего ей не расскажешь? Ты должна понимать, что…

- Ничего я не должна, - небрежно перебила его Ева, но поймав взволнованный взгляд Матвея, продолжила более мягко, - Но конечно я ей ничего не скажу. Но не ради тебя. Ведь она простит и проведет остаток жизни, страдая. А ты безнаказанно примешься за старое, когда ее щеки еще не успеют обсохнуть от слез. Поэтому разбирайся сам со своими больными увлечениями. Но умоляю, не рань ее сердце.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться