Адам и Ева

Размер шрифта: - +

Глава 11

О крепком и спокойном утреннем сне не было и речи. После всего нескольких часов сравнительно глубокого сна, Ева проснулась с рассветом и больше не могла заставить себя уснуть. Вставать, да и вообще жить дальше тоже не было ни сил, ни желания. Оставалось только находиться в каком-то тяжком пограничном состоянии: закрывая глаза, Ева погружалось в вязкое болото мучительных видений, а открывая - не могла до конца от них отделаться, как будто всяческая нечисть прилипала к ней, запутывалась в ее одежде, волосах, используя ее, Еву, чтобы просочиться в реальный мир с ее помощью. Она старательно отряхивалась от нее, но рано или поздно ее засасывало назад. В болото. Там была Ди. Она больше не стеснялась своего истинного облика: скинув лохмотья, ведьма отказалась от образа невинной молоденькой девушки и предстала перед Евой в более комфортном для себя амплуа – огромной черно-серой птицы с человеческими чертами лица и безобразной бородавкой на щеке. Но она не причиняла вреда. Только внушала отвращение и беспокойство.

Но больнее всего было другое: проваливаясь в забытье, Ева как будто бы просыпалась от звонков или сообщений Адама, разговаривала с ним, внимательно вчитывалась в написанные им долгожданные строки, но просыпаясь в какие-то моменты окончательно, она брала в руки телефон, на экране которого не было и намека на вести от Адама. Это было невыносимо. После таких обманчивых видений Ева устремляла взгляд на окно и мысленно жалела, что ее комната находится всего лишь на втором этаже. Был бы хотя бы шестой…

Потом снова появлялась Ди в обличии хищной птицы и своим огромным острым клювом пожирала маленьких червячков, расползшихся вокруг нее. Ева с отвращением поморщилась, но приглядевшись внимательнее, поняла, что это не вовсе не черви, а люди: маленькие, обнаженные, полупрозрачные тельца, обреченные на неминуемую гибель.

Все. Это был предел. Ева открыла глаза и резко села в кровати. Уж лучше стойко встретить суровую действительность, чем еще хотя бы на секунду оставаться заложницей этого бредового кошмара.

На ее спасение именно в этот момент в комнату осторожно заглянула Нина.

- Слава богу, вы встали, - выдохнула Ева, - Который час?

- Десять. Мы с девочками уже давно не спим.

- Правда? Почему так тихо? Я думала, все еще спят. Не вставала, потому что не хотела одна бродить по дому.

- Кристинка на улице гуляет, а мы с Софи на качелях загораем. На плите каша осталась, если хочешь.

- О, нет, – простонала Ева, свесив ноги с кровати. - В меня сейчас ничего не полезет. Выпью кофе, в лучшем случае.

Говорить было тяжело. Передвигаться тоже. На ангелочка, болтавшегося подмышкой у Нины, Ева тоже посмотрела равнодушно, не в силах выдавить умилительной улыбки, которая была бы уместна в таком случае.

Нина понимающе проводила взглядом подругу и последовала за ней вниз на кухню.

- Матвей уехал?

- Да, тоже рано утром.

Ева приложила немыслимые усилия, чтобы налить кофе из аппарата и забралась с ногами на диван, крепко сжимая в руках кружку.

Нина положила ребенка в люльку, тоже сделала себе кофе и включила телевизор.

Ева незаметно поморщилась. Не любила она телевизор, особенно когда он работал фоном, без конкретной цели. Телевидение для Евы – источник негатива и желчи, разлагающей человеческую психику.

Но, тем не менее, на этот раз Ева при всей своей отрешенности не смогла проигнорировать информацию, которую выплевывал посредством ровного голоса дикторши ненавистный ей предмет.

Сначала Нина замерла. Заметив изменение в настроении подруги, Ева тоже устремила свой взгляд на голубой экран.

Дежа вю. В этом же доме, эта же дорогая плазма на пол стены снова выдавала информацию о гибели десятков невинных людей. Очередной инцидент. Уже почти наверняка известно, что теракт. С трагедии минуло два часа, и, по-видимому, это далеко не первый выпуск новостей на эту тему, просто с каждой минутой обрастающий все новыми подробностями происшедшего. В восемь утра, в московский час пик, в вагоне метро на Сокольнической линии прогремел взрыв, унесший по подсчетам на текущий момент более двадцати жизней. Всем известно, с какой прогрессией растет это число с каждым часом, по мере разгребания завалов.

- Матвей еще, наверное, даже не успел доехать до работы, - задумчиво произнесла Нина.

Ева шикнула на нее, потому что как раз в этот момент дикторша сообщила, что сейчас будет транслироваться интервью с главным свидетелем, который утверждает, что общался с непосредственным виновником трагедии еще за считанные минуты до взрыва. А точнее виновницей.

Двадцатидвухлетний младший лейтенант полиции, следивший за соблюдением порядка в зоне турникетов одной из станций московского метрополитена, давал сбивчивые показания. Повышенным вниманием он был обязан камерам видеонаблюдения на входе в метро. На видеозаписи было видно, что он остановил девушку, очевидно с целью проверки документов, но задачи этой так и не выполнил, перекинувшись с ней лишь парой слов, после чего и вовсе покинул свой пост.

Естественно, к нему обратились за пояснениями этой ситуации, скорее всего заранее пригрозив предъявлением обвинения в соучастии таинственной незнакомке.

Бледный младший лейтенант усиленно пытался восстановить цепочку событий:



Ольга Гуляева

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться