Адам и Ева

Размер шрифта: - +

Глава 14

Утро выдалось ясным и солнечным, не в пример вчерашнему хмурому дню. Даже создавалась иллюзия, что все еще будет хорошо. Для кого-то – несомненно. Но не для тех, кто был погребен два дня назад под завалами в московском метро, и не для их близких, которые в этот солнечный день заканчивают последние приготовления к похоронам.

От случайностей, аварий и стихийных бедствий никто не застрахован. Это жизнь. Порой наводнения, землетрясения или техногенные катастрофы уносят несравненно больше жизней. Но нет ничего страшнее, чем бессмысленная нелепая смерть в угоду чьим-то надуманным интересам, смерть, которую можно было бы без лишних усилий избежать, если бы не чума нашего времени – терроризм.

Ева не понимала и не принимала его, как и войну. Оба эти явления ведут к бессмысленной гибели молодых и здоровых людей, и не важно, происходит это в мирное время или в рамках условно объявленных кем-то военных действий. Политика и территориальные границы, из-за которых во все временя погибали люди – все это условности, созданные человечеством. Но некоторые люди, в том числе и Адам, ставят эти условности для себя на первый план. Из-за них страшно и неспокойно жить, в том числе и потому, что никто не застрахован от встречи и контакта с такими одержимыми личностями. Они крепки и здоровы на вид, но их психика поражена больной идеей – поработить, отомстить или же просто что-то доказать.

И как же Ева могла закрыть глаза на очевидное, когда Адам раскрывал ей подробности своей жизни, своего детства? Причины его психической патологии были ясны как день: его жизнь началась с жестокого убийства близких и непримиримой борьбы двух культур. Но маскировался он искусно, она быстро поверила, что он нашел в себе силы достойно принять удары судьбы и вырасти достойным человеком.

Логика была упряма и бескомпромиссна: Адам оказался преступником и убийцей. Но воспоминания, которые болезненными вспышками врезались в мозг Евы, все еще заставляли ее усомниться: он не мог, он на такое не способен, кто угодно, только не он.

Но Ева была большой девочкой, и достаточно опытной, чтобы понимать, что большинство людей способны на то, чего от них вообще не ждешь. Порой ее излишняя наивность заставляла ее испытывать потрясения, когда всплывали те или иные факты. Это очень часто касалось неверности мужей в хорошо знакомых ей семьях, ну а апогеем разочарования была выходка Матвея. По крайней мере, до некоторых пор.

Поэтому непозволительно было сейчас сомневаться в очевидных выводах и пытаться хоть как-то оправдать Адама. Таким образом, она лишь притупит свою бдительность и лишит себя даже иллюзорной надежды на спасение.

Ева снова вздрогнула от звонка в дверь, хотя и ожидала прихода Стаса с минуты на минуту. Она была уже готова и только прихватила на ходу сумку.

- Как самочувствие? – спрятав руки в карманах, Стас наблюдал, как Ева нервным движением запирает дверь.

- Терпимо, - коротко ответила она, и, надвинув на глаза темные очки, проследовала вперед него к лифту.

До офиса ехали молча, Ева демонстративно не выказывала желания общаться. На самом деле она злилась на себя, что проявила вчера слабость, вследствие которой сейчас находилась в машине Стаса. Особенно болезненно было осознавать, что именно от него она ушла к Адаму. Именно неполноценные отношения со Стасом толкнули ее прямиком в объятия убийцы.

Хорошо, что терзания длились всего пятнадцать минут, даже с учетом утренних пробок. Не заезжая на паркинг, Стас высадил Еву у главного входа в офисное здание. После этого Ева старалась избегать общения с ним.

В дальнейшем она неоднократно ловила на себе его озабоченные взгляды. Она худела, лицо серело от переживаний и частых слез, но видя, какую оборонительную позицию заняла Ева, Стас больше не подходил.

 

Да, она продолжала жить, все шло своим чередом, а Адам так и не проявлялся. Хотя скорее жизнь ее походила на существование: она механически делала все то, что входило в стандартное расписание ее дня. Только поначалу это существование было приправлено чувством страха, которое, впрочем, довольно быстро рассеялось. Со временем ей все чаще стало казаться, что Адам был не более чем персонажем яркого запоминающегося ночного кошмара. А страх перерос в любопытство: если Адам реален, то что же он приготовил для нее? Ева чувствовала себя ходячей мишенью и довольно быстро свыклась с этой ролью. Одно желание крепло в ней день ото дня: что бы он ни задумал, успеть встретиться с ним лицом к лицу и заглянуть в его глаза еще раз. А в самых смелых мечтах она еще представляла, что у нее, возможно, будет фора во времени, чтобы успеть сдать его властям.

 

Пока же ей не предоставлялось ни одной из этих возможностей, Ева нашла для себя весьма сомнительное утешение. Не в силах больше возвращаться одна в пустую квартиру и оставаться наедине со своими мыслями, она как-то раз приняла предложение коллег присоединиться к ним традиционно отметить конец недели в ближайшем баре. Это была компания молодых людей, менеджеров среднего звена, на которых Ева никогда не обращала внимания, а те, в свою очередь считали молодую начальницу чересчур серьезной и высокомерной, и даже немного побаивались. Поначалу коллеги напряглись, увидев в своей компании Еву Власову, но уже после первой совместно распитой бутылки горячительной текилы, почти все границы были стерты. Ева была столь рада расслабиться в компании малознакомых молодых и веселых людей, которым она ничего не должна, что очаровала своих новых друзей и подруг с первого совместного вечера.



Ольга Гуляева

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться