Адекватность

Размер шрифта: - +

13.

Я сел на кусочек ковра, постеленного у подножия дивана, так что смог, оперевшись спиной о торчащие подушки дивана, запрокинуть голову, уставив свой взгляд в потолок. Комната мерцала в синеве рождественских огней, кружа голову от причудливых форм теней, спроецированных на потолок и стены, как на полотно, поочередно сменяющих друг друга, будто постепенно вводя в гипноз.

Джеки принесла две большие чашки, наполненные чаем, аромат которого напоминал заваренный сбор трав с медом. Она села рядом, но на диван, в отличии от меня, протянув мне в руки одну с чашей. Мне пришлось подставить обе ладони, чтобы удержать вес содержимого.

− Ты выглядишь уставшим. Чай снимет напряжение.

− Спасибо, Джеки.

− Как ты себя чувствуешь? Все в порядке?

− Да. Наверное, − я не был в этом уверен и потому звучал неубедительно, скорее от того, что действительно утомился. Но не смог понять, что вывело меня со строя.

− Джеки, ты здесь сама, ведь так?

Она положила свою руку мне на голову, по доброму поглаживая мои волосы, так и не ответив на вопрос. Мне стало жаль ее, но опомнившись, что жалость обычно только отстраняет людей, я решил не продолжать разговор на тему ее одиночества, чтобы не заставить Джеки чувствовать себя неловко. Я ощутил, что могу доверять ей, потому заговорил о себе. Может, подобный диалог состоялся потому, что мы не говорили с глазу на глаз. Она сидела за мною на диване, я на полу, и наши глаза не могли встретиться, если бы я продолжал не оборачиваться. Это было похоже на исповедь, когда два человека говорят, не видя друг друга, но слыша один только голос.

− Знаешь, Джеки, мне часто бывает очень одиноко. Я надеюсь, никто никогда не узнает моих мыслей, иначе современное общество сразу сочтет меня сумасшедшим или нуждающимся в помощи.

Она продолжала играть своими пальцами в моих волосах:

− У всех порой возникает это чувство.

− Да, наверное, ты права. Но сейчас это ощущение обострилось, как никогда прежде, мне трудно быть собой с кем-то, я благодарен за это чувство людям, которые меня подставили раньше, которым я доверял. Теперь уже нет, всегда жду подвоха. Но мне кажется, это даже выигрышная позиция. И все же никак не могу избавиться от чувства одиночества. Я иногда смотрю на стариков, которые никуда не торопятся, кто-то уже ощутил, что жизнь клонится к закату. Тогда они вспоминают все, что было, лишь тогда можно оценить и свою жизнь, и действительно стоящие вещи, в свете тех дней, которые уже прошли, и людей, которых больше нет.

− Настоящее одиночество − остаться наедине с воспоминаниями. Пока ты любим, ты не одинок.

− Но разве мы способны по-настоящему любить или быть любимыми, мы даже не можем рассуждать об этом великом чувстве... Знаешь, я наверное никогда не встречу свою любовь, я, наверное, очень многого жду от нее. И мне кажется, что я заставляю людей страдать, и больше не хочу, чтобы кто-то испытал это из-за меня.

− Любить не сложно, ты просто следуешь тому, что велит твое сердце. Но трудно быть любимым. На тебя ложится ответственность за сердце другого человека. Это не одно и то же.

− Потому мне страшно. Меланхолия и рядом не стоит с тем настроением, что иногда находит на меня. Я иногда думаю над тем, зачем люди сводят счеты с жизнью. Пока я пришел только к тому, что покончить с ней можно только из-за любви. Когда теряешь ее. И хотя я знаю, что любим, − у меня есть друзья, родственники и любящие меня родители, но все равно порой кажется безумно одиноко.

− У тебя есть подружка, неужели ты не влюблялся?

− Конечно, влюблялся, и много раз. Но чувства, что возникают сперва, быстро пропадают. Влюбленность и любовь разные вещи. Нам как живим существам хочется физической близости. Но как же духовная связь? Многие верят в сродные души, но каков шанс встретить свою?

− Если ты не встретил своей, это не значит, что тебе не повезет в дальнейшем. Тебе нужно дать время. Семейная жизнь оправдывает себя, человек становится не одинок.

− Да, но люди вступают в брак, не обдумывая всего. С другой стороны, обдумав все хорошенько, никто бы в здравом уме не пошел на этот союз. Ослепляет любовь. Но она не живет долго в сердце, даже настоящая любовь − что случается крайне редко − начинает порождать неприятные мысли, пусть даже негромкие, и человек может подавлять их в себе, даже ругая самого себя за них, но он не в силах отрицать их, если будет предельно откровенен.

− Любой союз − это ноша, определенная тяга, груз, что двое несут вместе. Брак предусматривает не только взаимовыгоду, первым делом человеку предстоит принять все недостатки и гложущие мысли возлюбленного, что проявляются со временем. И это лишь первые шаги на пути к долгому браку.

− Но в том и дело, что не счастливому. Такого понятия не существует вовсе. Я знаю, брак − это тяжелая работа прежде всего. И передо мною стоит тяжелый выбор − оставаться одиноким, но свободным, или рискнуть влюбиться, но навсегда потерять свою свободу.

− Ты еще молод, не старайся взять пример с меня. Ты рассуждаешь бесспорно правильно, но не стоит увлекаться такими рассуждениями, ты рискуешь остаться одиноким, и если тебе до сегодняшнего дня удавалось это с легкостью, то дальше будет становиться только труднее и тяжелее на душе. Семья это спасение.

− Я не отрицаю семейных ценностей, ни в коем случае. Но семья может существовать только в любви. А строить ее только ради своего спасения может оказаться жестоко по отношению к партнеру.

− Потому важно оставаться предельно честным, или не начинать строить отношений вовсе. У тебя уже были серьезные отношения?

− У меня было несколько девушек, но едва ли эти отношения можно было назвать серьезными. Они длились, пока был интерес, но потом загадка, некий антураж заигрывания пропадал, и начинался более серьезный этап. Я не был собою, а потому не был честен. Я не мог поделиться чем-то сокровенным.



Марат Мельник

Отредактировано: 04.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться