Адель. Ангел Света и Тьмы.

Размер шрифта: - +

3

Адель.

«Какую клоунаду устроил, этот Кристиан. Но его синие глаза, так похожи на те, что я видела в детстве… Только у кого я их видела?»

- Ты в порядке? - голос Хранителя прервал её раздумья.

- М?

Алкон как обычно смотрел на дорогу, но Адель заметила, как его плечи напряжены, а руки крепко держат руль. «Дворники» периодически скользили по переднему стеклу, размазывая вновь накрапывающие капли дождя.

- Этот парень. Он не сделал ничего плохого?

- Э…. Нет, вроде бы, – Адель подумала о том, как руки Кристиана обхватили её за талию, и что в тот момент она почувствовала - слабый внутренний отклик, словно это было правильно. Девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение.

- Вот как. – Алкон посмотрел в зеркала, пропустил машину и резко повернул, заезжая во двор, где жила Адель. Он подъехал к её подъезду и остановился. Мимо машины прошла молодая мама с коляской. Она торопилась к подъезду, чтобы поскорее укрыться от дождя.

По лобовому стеклу, капоту и крыше автомобиля застучали тяжёлые капли дождя, также неистово омывая глухую землю, грязные дороги – осень вступила в законные права, прогоняя последние тёплые деньки. Ровный шум ливня и молчание выдавало сквозившее и нарастающее напряжение, воцарившееся в машине. Адель не понимала к чему этот разговор. Она сразу поняла, что Хранителю не понравился её новый знакомый, но он не объяснил почему.

- Слушай, этот парень странноват, это так, но, по-моему, он вполне безобиден.

- Да ну? – Алкон насмешливо посмотрел в её сторону, облокотившись о руль. Он явно насмехался над ней. В его лазурных глазах светились озорные искорки. – Вы уже настолько близки, что ты можешь с уверенностью сказать какой он человек?

Адель вспылила. Она хотела выпалить много неприятных слов в лицо этому холодному и высокомерному, свалившемуся из неоткуда Хранителю, но не стала. Ей было сложно воспринимать Алкона всерьёз, так, она не знала, как себя с ним вести, ведь он не был её другом и даже знакомым до того момента, как погиб Владимир. Он пришёл и всё запутал, резал холодными словами о том, что её наставник и первый любимый человек был рядом только по какому-то глупому заданию Небес. Как могла в одно мгновение, из-за каких-то нелепых слов перевернуться вся её жизнь и то, во что она верила? Перед глазами встал Владимир, который всегда так искренне улыбался ей, и на глаза Адель навернулись слёзы.

Девушка закусила губу и выпалила:

- Почему ты такой? Всегда пытаешься издеваться. Даже тогда, когда мы поехали в твоё убежище, я попыталась наладить наши отношения, ведь ты сказал, что будешь охранять меня, но на каждое моё слово ты бросал уздечку, и я задыхалась, - она запнулась, вытирая вдруг скатившиеся слёзы. - Мне казалось, что мы должны быть друзьями, раз ты пришёл охранять меня от всякого дерьма. Но ты всё портишь!

Адель гневно посмотрела ему в глаза, понимая, что уже не может остановиться, – твои саркастические и высокомерные высказывания…. Неужели ангелы такие?

Алкон вздохнул и посмотрел на часы, которые с раздражающим тиканьем торопили время, не взирая на то, что одна жизнь уже никогда не вернётся в этот мир. Хранитель ничего не ответил, но посмотрел на девушку с сочувствием, и даже с сожалением, словно не знал, что ей сказать.

После разъярённого потока слов, Адель почувствовала раздражающую и пугающую пустоту. После всего случившегося в тот день, когда погиб Владимир, девушка старалась вести себя нормально: она как обычно ежедневно бегала по утрам, после чего шла на тренировку в спортзал, выплёскивая раздражение на оппонентах, играла в послушную дочь и даже смогла свыкнуться с мыслью, что она другая, а её настоящий отец действительно мог быть демоном. Но накопившийся стресс дал о себе знать в неподходящий момент – девушка просто выплеснула его на Алкона, словно ушат помоев. Она всегда была импульсивной и даже в некоторых случаях взрывной, но никогда не позволяла себе так срываться, тем более на посторонних.

Алкон собирался что-то ей ответить, но Адель открыла дверцу и вылетела из машины, испытывая смятение и стыд, оставив Хранителя. Адель забежала к себе в подъезд и поспешила на свой этаж. Очутившись дома, девушка сняла промокшую верхнюю одежду, разула кроссовки и закрылась в своей комнате, проклиная свой необузданный нрав.

Алкон.

- Дурёха.

Алкон посмотрел в след убегающей девушке и изнутри закрыл за ней дверь. Он не знал, как объяснить ей, что этот Кристиан демон. Хранители не имели права вмешиваться в жизнь своих подопечных, а значит, он не мог сказать правду. Кодекс Хранителей был нерушим – он может открыть ей правду только в том случае, если этот демон будет представлять для неё непосредственную угрозу.

Алкон припарковался напротив подъезда Адель и заглушил мотор. Он обессилено рухнул на руль. После появления в этом мире, Хранитель растрачивал очень много Небесной энергии, которая питала его сущность и крылья на то, чтобы скрыть свою ауру. Он не мог подвергнуть своё задание опасности. Хранители могли обнаружить себя только в крайних случаях, о которых не принято говорить вслух, поэтому Алкон надеялся, что эти «случаи» не наступят, пока он на Земле. Слова этой несносной и вспыльчивой девчонки заставили Алкона задуматься о правдивости её обвинений, поэтому против своей воли, Хранитель снова стал прокручивать ночь в его доме, когда Адель потеряла сознание из-за метки, появившейся из-за смерти Владимира....



Мэри-Элина Росс

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться