Адель. Ангел Света и Тьмы.

Размер шрифта: - +

5

Венгрия. Сёгед.

Дмитрий.

Знаете ли вы такое чувство, когда ты лежишь в кровати, пытаясь заснуть, но не можешь, потому что кажется, что твоя голова и всё тело где-то летает, парит в невесомости и крутится? Именно такое ощущение было у Смирнова, постепенно приходящего в сознание.

Дмитрий был подвешен за руки к чему-то твёрдому и холодному, от чего его уставшие мышцы сильно болели, а глаза болезненно щурились, поэтому Смирнов не мог толком разглядеть, где он находится. На языке осел привкус железа, к тому же к горлу то и дело подкатывала тошнота, отчего желудок мужчины болезненно сжимался, и он снова закрыл глаза.

- Кх-гхэмм…охх, - всё, что смог произнести Смирнов, когда в его бок уткнулось что-то острое и холодное.

- О! Наш заяц проснулся, – раздался откуда-то сбоку насмешливый голос, после чего болезненное ощущение в боку ушло.

Дмитрий с трудом разлепил веки, немного жмурясь от яркого света, который пробивался сквозь тёмную штору, закрывающую полукруглое резное окно. С трудом оглянувшись на голос, бывший следователь смог разглядеть смутный силуэт темноволосого мужчины. Глаза Дмитрия слезились, поэтому он сморгнул, отчего изображение мучителя ещё больше расплылось.

- Ну, что же ты хотел вынюхать в нашем фургоне, месье-ее? – Насмешливо протянул похититель, наглядно проведя указательным пальцем по лезвию длинного кинжала, которым наверняка и ткнул пленника в бок. Смирнов постарался запомнить стоявшего перед ним человека, обратив особое внимание на то, как он нервно постукивал ногой по мозаичному полу. 

- Где я? И кто вы?! – Смирнов знал, что сильно рискует, но чутьё подсказывало – убивать его сейчас никто не будет, к тому же, судя по тому, как напряжённо всматривался похититель за спину Дмитрия, кто-то ещё должен был вот-вот подойти.

На мгновение зелёные глаза насмешливо посмотрели в его карие, а затем мужчина рассмеялся, немного заливисто, словно ребенок, развеселившийся над какой-нибудь шуткой.

- Хочешь, чтобы я сказал, где мы? А ты, разве ещё не догадался? Я думал, что ты весьма одарён, раз смог в одиночку вычислить наш фургон. - Он улыбнулся Смирнову, словно хотел сказать – «ну, где же теперь твоя смекалка, малец?»

Дмитрий постарался не обращать внимания на ноющую боль в руках, а сосредоточился на окружающих его надписях и изображениях Святых, и озарение ворвалось в его мозг, словно стрела, летящая в цель.

- Церковь? Мы в церкви?! – Прошептал Смирнов, удивлённо опустив голову вниз, и увидел деревянный брус, на котором висел. На его тёмно-серых брюках и полу, то там, то здесь виднелись мелкие тёмно-бурые капли, которые поблёскивали в случайных лучах солнца, которые проворно прокрадывались сквозь щели между грязными плотными шторами.

Раздались аплодисменты, и Дмитрий встревоженно повернул голову на громкий звук, который отразился одиноким эхом в этом мрачном месте и увидел, как ко второму мужчине вальяжно подошёл молодой парень, хлопающий в ладоши. Его синие глаза холодно сверкнули, когда он посмотрел на висящего человека.

- Да, мы в церкви, любезный, но только она уже давно заброшена и потеряла своё истинное предназначение, - подтвердил он слова Дмитрия, а затем обратился к похитителю - Это тот «заяц», который смог незамеченным пробраться в фургон отца? Поэтому вы вызвали меня?

- Да, молодой господин. – Мужчина почтительно склонил голову, отступив на шаг от парня, обеспокоенно оглядев того с ног до головы. Его руки были сжаты в кулаки, а по тому, как скрипнули зубы, Дмитрий понял, что надзиратель боится парнишку. Интересно.

- И что же заставило тебя столь храбро поступить, дяденька? – Это обращение уже было адресовано Смирнову. Парнишка насмешливо склонил голову набок, рассматривая окровавленные запястья Дмитрия.

Бывший следователь старался не обращать внимания на боль и тщательно перебирал ответы, которые могли сохранить ему жизнь, но почему-то с губ сорвалось то, что он явно не собирался никому рассказывать:

- Я услышал, как ваши люди в пивнушке проболтались об убийстве какого-то мужчины - хранителя. Они упомянули что-то о дочери Романа. Это было дело, которое я расследовал много лет назад, поэтому и решился проследить за ними. Возможно, это могло бы помочь…. - Дмитрий ошарашенно прикусил язык так сильно, что пошла кровь. Что за чёрт?! Как он мог всё выпалить этому молокососу!

Глаза парнишки удивлённо расширились, но не от того, что Дмитрий рассказал ему всю правду, а от того, что именно он рассказал. Юноша повернулся к сообщнику и, с разворота, ударил его ногой в живот. Тот отлетел к стене, больно ударившись головой, и хрипло застонал. Дмитрий удивился, понимая, что мужчина никак не ожидал внезапного нападения, так как он стал прикрываться руками и стал испуганно подвывать.

- Кун Би, о чём говорит этот кусок дерьма? У Романа была дочка? И что за хранителя приказал убить отец?! – Сквозь зубы процедил парнишка, резко схватив стонущего мужчину за грудки. Глаза юноши метали молнии, и, казалось, что он прямо сейчас готов убить своего сообщника.

Дмитрий попытался вырваться из пут, но оставил тщетные попытки, понимая, что силы кончились, да и верёвки, казалось, врезались намертво в раны на запястьях. Его взор потихоньку угасал, сказывалась излишняя кровопотеря. Смирнов вновь прикусил язык, только уже для того, чтобы прийти в сознание. «Не смей засыпать, сейчас не время!» - мысленно подбодрил себя Дмитрий, с трудом разлепив веки, и продолжил наблюдать за его похитителями.



Мэри-Элина Росс

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться