Адская канцелярия

Размер шрифта: - +

Адская канцелярия

I

  

   "Пора! - подумал волшебник, - больше ждать нельзя! Иначе не успею провести ритуал к полуночи".

   Однако волшебник колебался. К сорока годам он успел накопить немало грехов, и на местечко в раю уже не рассчитывал. Но... неисповедимы пути Господни. Как знать, вдруг вместо ада присудят пару тысяч лет чистилища? Тоже не сахар, но продать душу Дьяволу! Здесь обратного пути не будет.

   С другой стороны, Бога пока ещё никто не обманул, а вот Дьявола...это случалось!

   "Нельзя надеяться на милость Божью, - решил волшебник, - мастер магии рассчитывает лишь на себя и свою волю. У меня всё получится".

   Стрелка на старинных механических часах сдвинулась на одно деление. Минута. Ещё одна минута потерянного времени. Полночь приближается. Волшебник понимал, он уже опаздывает. Дьявол шутить не будет. Один начерченный впопыхах неверный символ, одно небрежно произнесенное слово, и защита его магического круга ослабнет, а тогда...тогда повелитель преисподней заберет его душу, не даровав взамен ничего. Дьявол - не мелкая адская тварь, которую можно отпугнуть простым оберегом.

   Ноги волшебника стали будто ватными, на лбу выступили капельки холодного пота.

   "Как зеленый ученик, право слово! - упрекнул он себя, - давай, начинай".

   Но начать было трудно. Часовая стрелка с равнодушной точностью забрала ещё одну минуту драгоценного времени. Волшебник застыл словно статуя. Один шаг и назад дороги нет! Волшебнику не хотелось шевелиться, дыхание давалось ему с трудом, но, всё же...всё же он сделал шаг вперед, преодолев двухминутную слабость. Магия - призвание сильных духом.

   Облачившись в черную мантию и пристегнув к поясу длинную серебряную шпагу, волшебник направился в центр ритуальной комнаты. Взяв кусочек белого мела, освященного его лучшим другом епископом, волшебник натренированной рукой без подручных инструментов начертил на полу идеально ровный круг диаметром в два шага.

   Опустившись на колени, адепт черной магии стал аккуратно выводить имена великих архангелов - борцов с адскими тварями. Каждую букву священных имён волшебник сопровождал молитвой. Человеку, решившему призывать дьявола, надлежало быть святее праведника. Недаром за тридцать дней до ритуала волшебник соблюдал строгий пост, воздерживался от удовольствий и раздал почти треть личного состояния на милостыню. Городские нищие были счастливы, как и продавцы дешевого спиртного. Гуляния продлились несколько дней, завершившись песнями, плясками, драками, поножовщиной и двумя трупами. Такова судьба! С подозрительной частотой благо одного приводит к грехопадению другого. "Милостыня оказалось нечистой", - сказал его друг-епископ.

   Закончив писать имена архангелов, волшебник начертил внутри каждой четверти круга священные печати Бога. Обычно они не требовались, но Дьявола ангелы могут и не остановить. Волшебник решил, дополнительная осторожность ему не помешает.

   Отложив мел, колдун поднялся на ноги и внимательно осмотрел защитный круг. На первый взгляд ошибок не было, но адепт магии никогда не доверял первому взгляду. Дважды перепроверив рисунок (Дьявол, как известно, обитает в мелочах) волшебник приступил к созданию "круга вызова".

   Белый мел сменился красным. В центре второго круга волшебник начертил пентаграмму, поставив на её лучах пропитанные кровью свечи. В центр пентаграммы чернокнижник перенес невысокий круглый столик. Волшебнику так и не удалось очистить его поверхность от подозрительных красных пятен. Столик использовался в качестве алтаря.

   Оставалась последняя деталь - жертва. Её волшебник подобрал заранее. Жирный черный как уголь петух мирно спал в клетке, не подозревая о своей скорбной участи. Как и полагается настоящему петуху, на восходе солнца он собирался проснуться и возвестить миру о начале нового дня.

   "Всё готово, - убедился волшебник, - как раз успеваю!".

   Минутной стрелке оставалось пройти до полуночи пятнадцать делений.

   Удовлетворенно кивнув, волшебник зажег свечи, а затем, взяв в руку жертвенный нож, сделал надрез на собственном запястье. Кровь чернокнижника окропила алтарь. Волшебник произнес заклинание, и линии пентаграммы засветились красным цветом. Силы ада почувствовали зов, но пока не торопились появляться. Пентаграмма казалась огромной пастью хищника.

   Волшебник достал из клетки петуха и прижал птицу к алтарю. Удивительно, но петух не испугался. Вытянув шею, он больно клюнул своего обидчика! Однако подобный пустяк не нарушил сосредоточенность опытного мага.

   Высвободив правую руку, волшебник обнажил шпагу и нанес удар, пригвоздив петуха к столу. Птица забилась в беспомощном отчаянии. Волшебник поспешно отскочил в белый круг и начал читать длинное заклинание.

   Садистский удар не убил петуха мгновенно. Силы ада любили муки жертв. Несчастная птица умерла ровно в полночь, в тот миг, когда волшебник закончил читать своё длинное призывание.

   - Явись же ко мне, Дьявол! Приди - властитель преисподней! У меня есть к тебе предложение!

   Из-под алтаря повалил черный дым. В комнате запахло серой.

   - Да-да! - произнес волшебник, - приветствую, тебя, Дья...ЭЭЭ...А КТО ТЫ?!

   Когда туман рассеялся, в пентаграмме действительно появилась адская тварь. Вот только волшебник считал, что Дьяволу выглядит куда внушительней. Разумеется, до сих пор вживую видеть Князя Тьмы колдуну не приходилось, хватало ума не связываться; но старинные гравюры наглядно рисовали картину исполинского великана, с массивными бараньими рогами, длинной козлиной бородой, огненным горящим взглядом и громоздким трезубцем в руках. Вместо этого перед волшебником предстало невысокое, едва-едва достающее ему до пояса существо, облаченное в элегантный черный костюм с ярко-желтым галстуком. Не будь адская тварь лысой, и её маленькие рожки, напоминающие шипы, никто бы и не разглядел. О сходстве с дьяволом говорили лишь: огненно-красная кожа, маленькие раздвоенные копытца, проглядывающие из-под отглаженных брюк; да серый ослиный хвост, которым существо машинально виляло из стороны в сторону.



Кирилл Пестряков (Kirillkrm)

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться