Аффективный

Размер шрифта: - +

Глава двадцать четвёртая

Они подошли к разрыву на лестнице, и Алоис опасливо остановилась. Её щеки вдруг заалели, и Рубен был уверен, что дело отнюдь не в смущении или какой-нибудь похожей ерунде. Она боялась и, кажется, кровь вперемешку с адреналином ударила девушке в голову, столь откровенно подчёркивая опасность задуманного.

- Не бойся, - успокаивающе прошептал он ей на ухо. – Если что-нибудь случится, я тебя обязательно поймаю. Я спрыгну первым.

- Ненавижу высоту, - прохрипела Алоис, пятясь. – Ненавижу воду. Ненавижу…

Он поймал её за руки и силой повернул к себе, заставляя девушку заглянуть ему в глаза.

- Ты уже раз преодолевала этот путь, - сообщил он, незаметно отступая от начавшего крошиться края и оттягивая подальше Алоис. – Да, в бессознательном состоянии, но у меня с собой больше нет снотворного. Не горю желанием проводить подобные испытания со сдавливанием сонной артерии, потому давай мы просто сами слезем, а?

- Ты уговариваешь меня, как маленького ребёнка.

- Твой код – твои слова. Уговариваю так, как тебе обязательно должно понравиться.

Она вздрогнула, а потом слабо ему улыбнулась. Рубен вздохнул. Ему не нравилась эта лестница; не нравилась легенда, из-за которой её разбомбили; не нравилось то, что этот дом всё ещё не снесли.

- О! – крикнули откуда-то снизу. – Вы ещё там, ребята? Ну как? Ничего не нашли?

- Я же сказал, - ответил Рубен, - что мы тут просто искали крышу над головой!

Алоис недоумевающе покосилась на него, но смолчала.

Субъект, вывалившийся из квартиры этажом ниже, выглядел не слишком трезвым. В его руках был заляпанный кровью кухонный нож, и Рубен предпочитал не строить предположений, как именно на лезвии оказалась эта бурая, давно сменившая агрегатное состояние жидкость.

Лестница продолжила крошиться. Всё равно или поздно не выдерживает, особенно если ему старательно помогают разваливаться. Рубен наткнулся на этот дом совершенно случайно. На фоне остальных этот казался ещё целым, и разрушенная часть лестницы в контексте вполне ровных, крепких стен выглядела и вовсе издёвкой.

Мужчина с ножом склонился над ближайшей ступенькой, самой верхней из целых, и принялся ковырять её, очень осторожно, словно боялся что-то повредить. Алоис удивлённо изогнула бровь, но опять-таки ничего не сказала. На лице её отпечаталось искреннее изумление, но Рубен только коротко покачал головой.

- Слушай, - обратился он к жителю дома. – А у тебя не найдётся какой-то лестницы? Моя невеста боится высоты. Просто до потери пульса.

Мужчина почесал затылок и тяжело вздохнул.

- Вы не видели золотишко? – спросил он, но Рубен отрицательно покачал головой. – А не забрали с собой?

- И во что мы его должны были положить? – удивлённо спросил Рубен. – К тому же, тут и за неделю ничего не разберёшь, не только за день. Вы ж обыскали столько всего! И дыры прорыли в каждой стенке!

- Дыры? – оживился он. – Я не видел никаких дыр.

- На пятом этаже, - беззастенчиво солгал Рубен.

Житель разваливающегося дома засуетился. Через несколько минут он уже притащил лестницу откуда-то из глубины собственной квартиры, приставил её к крошащейся площадке и принялся взбираться наверх.

Рубен не возражал. Он пропустил безумного кладоискателя, а потом осторожно подошёл к краю.

- Я первый. Если упаду – так оно и будет, если уцелею – поймаю тебя, в случай чего, - теперь уже в голосе мужчины звучала определённая опаска. – И делать всё надо быстро.

- Почему?

Он только покачал головой. Дурное предчувствие было бы отвратительной отмазкой. Но Рубену совершенно не нравился ржавый нож, он не получал удовольствия от пятен крови, а в тени, за ступенькой, покоился пакет с оставшимися вещами, которые он никак не желал оставлять здесь. То, что сумасшедший местный мог принять их за золото, которое разыскивал здесь, не обсуждалось.

К тому же, из-за одного дурака никто не стал бы держать дом в сохранности. Ему обеспечивали жизнедеятельность только в качестве прикрытия – а то, что разгребали и пытались всё-таки обнаружить искомое, даже не обсуждалось.

Рубен спустился вниз без приключений. Алоис сначала передала ему пакет с вещами – мужчина принял его и спешно отложил в сторону, - а потом и сама сделала первый шаг.

Лестница была сбита из каких-то досок, не слишком целых, но ещё державшихся под весом чужого тела. Но вот бетонная плита, на которую она опиралась, крошилась прямо под пальцами. Алоис почувствовала, как уходит опора из-под ног, а потом просто упала куда-то вперёд, видя ещё одну зияющую дыру.

Рубен поймал её в самый последний момент, рывком выдёргивая из того, что раньше было шахтой лифта. Она обхватила его руками, прижалась всем телом, пытаясь обрести опору, и тяжело дышала.

- Господи, - прошептала Алоис. – Я думала, что я умру.

- Я б тебе не позволил. Тебе ещё уничтожать код, а я не знаю, где размещён сервер, - Рубен отряхнул её от пыли, а потом, посмотрев на упавшую в сторону лестницу, только молча покачал головой, но не совершил ни единой попытки поднять предмет.

Девушка заикнулась было, указала рукой куда-то вверх, но он только отрицательно мотнул головой.

- Быстрее, - приказал Рубен, увлекая её за собою.

Алоис подчинилась. Они не успели спуститься и на две ступеньки, как откуда-то сверху донёсся гневный рев.

Они бросились вниз без оглядки. Алоис только в последнее мгновение успела подхватить забытые вещи, а после рванулась к выходу из дома. На пути возник кто-то ещё, но только лениво пожал плечами и отступил в тень квартиры с выбитой дверью. Незнакомец, ножом расковыривавший бетонные плиты, швырнул своё заляпанное кровью оружие наобум, и то со звоном покатилось по ступенькам, так никого и не задев.



Альма Либрем

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться