Аффективный

Размер шрифта: - +

Глава двадцать пятая

Рубену казалось, что в его голове что-то взорвалось. Перед глазами стало бело-бело, словно шок от её удара оказался слишком большим, чтобы он пережил ещё и это, а потом всё в один миг угасло и перестало интересовать его.

Пришла слабость, сковывающая его по рукам и ногам. Он шумно выдохнул воздух и открыл глаза.

Алоис всё ещё сидела рядом. Они сидели в тёмной кабине, задыхались, потому что здесь постепенно заканчивался воздух, и головной боли больше не было. Зато на приборной панели упрямо мелькал красным один из датчиков, уведомляющий о резком падении заряда.

Рубену стало не по себе. Он помнил предыдущую отметку, потому что не сводил с этой шкалы взгляд.

Так много? За раз? Этот чип сначала просто осушал лампочки и какие-то мелкие механизмы, а теперь он был готов остановить целый поезд? Рубен понимал, что, скорее всего, просто обеспечивается утечка электричества, хотя смутно представлял себе, за счёт чего было это реализовано.

Действия на грани фантастики.

Алоис прижалась к нему и, кажется, пыталась прощупать пульс. Но сердце вернулось в своё нормальное полноценное состояние и гулко билось в груди.

- Спасибо, - выдохнул с облегчением Рубен. – Я немного переоценил свои силы.

- Бывает, - без единой ноты обвинения кивнула Алоис. – Я понимаю, - она запечатлела поцелуй на, очевидно, ещё алеющей после удара скуле, и прижалась к нему всем телом. – Зато теперь мне кажется, что мы обязательно здесь задохнёмся.

- Тут просто душно, - ободряюще улыбнулся Рубен, хотя понимал, что концентрация углекислого газа давно уже превысила норму.

Часов нигде не было. Он понимал, что панель должна зажечься, когда они окажутся на станции, и действовать тогда придётся максимально быстро, но пока что просто вытянул ноги и заключил Алоис в объятия. Поезд двигался так быстро, что в нём легко было просто уснуть.

- Может быть, - начала смущённо Алоис, - мы проведём операцию по удалению чипа до того, как займёмся кодом? Вдруг это тебе совершенно не грозит? Так ты только износишь свой организм.

- Ничего страшного, - отрезал Рубен. – Я готов пострадать, если так от меня будет больше толку.

- Но…

Она не стала спорить не потому, что не нашла времени, а потому, что поезд наконец-то остановился окончательно. Двигатель утих, и приборная панель замерцала слабо-слабо, показывая, что поезд нуждается в срочной подзарядке.

Рубен понимал, что на следующий переезд стандартного времени может не хватить, и понадеялся на то, что следующий диагност будет более внимателен. Он вскочил на ноги и склонился над кнопками, спешно вводя код разблокировки двери. Это было куда проще, чем остановить её, когда та уже закрывалась. За время в темноте он очень чётко представил себе последовательность действий.

Алоис выскочила на свежий воздух первой. Им даже не пришлось сговариваться – девушка отлично понимала, что, если дать минуту или две местному персоналу, они уже ничего не успеют.

Рубен выскочил за дверь, и та, всё ещё с зелёной наклейкой, закрылась.

Персонал должен был снять эту пломбу – на ней было отмечено место нанесения, - поставить поезд на подзарядку и подготовить новую, для диагностики. Местные работники действительно не заставили себя ждать. Дверь громадного ангара отворилась, и Рубен махнул рукой Алоис, увлекая её за собой.

Они застыли между двумя поездами. Те стояли совсем близко друг к другу, в каком-то полуметре, если не меньше, и сюда вряд ли кто-то поспешил бы заглянуть.

Продвигаться приходилось боком. Серые бока всё ещё обжигали неожиданной теплотой, и продвигаться приходилось медленно, чтобы нигде не поджечься.

Алоис застыла, не в силах решиться, а после уверенно двинулась следом за Рубеном.

Часов здесь не было, но знакомый металлический голос уведомлял о том, что поезд под номером четыреста тринадцать должен выехать через тридцать секунд.

Алоис дёрнула его за рукав, и Рубен повернул голову. Его взгляд почти неосознанно скользнул по числу.

Четыреста тринадцать.

- Бегом! – крикнул он, уже почти не таясь. Если поезд начнёт двигаться прежде, чем они выберутся из узкого простенка, то им конец. Их просто сметёт, как бы они не пытались удержаться, или затянет на магнитную подушку. Следовало соблюдать дистанцию больше двадцати сантиметров – какая ерунда, но у них оставалось-то и того меньше!

Алоис бросилась за ним следом. Она не позволила себе ни слова, и Рубен только слышал напряжённое дыхание у себя за спиной, набирая скорость.

Он оглянулся, проверяя, не отстала ли девушка, и буквально выдернул её из проёма на соседствующую колею, прежде чем поезд сдвинулся с места.

- Поезд четыреста четырнадцать должен выехать через двадцать пять секунд, - голос озвучил уже номер их поезда – того, на чьей колеи они стояли.

Так быстро?

Впереди уже открылись амбарные ворота. Тот, что был справа, спешно двигался вперёд, слева тянулась стена. К выходу вело только две полосы, но они поняли это запоздало.

За спиной заводился двигатель громадной машины.

Они были зажаты между двумя поездами.

Рубен бросился наперерез колее и буквально впечатал Алоис в стену. Он прижал её к холодной поверхности, закрывая своим телом, и зажмурился, не зная, сумеет ли испугаться.

Когда поезд помчался за его спиной, страх и вправду вполне по-человечески вспыхнул в его духе, отказываясь вспоминать, что обладателем его является существо сквозь искусственное. Рубен тяжело дышал; он чувствовал, как сжимала его воротник Алоис, пытаясь удержать, как обхватила ледяными ладонями шею, не позволяя поднять голову.

Эти несколько секунд длились целую вечность. Рубену показалось, что они успели умереть несколько раз, прежде чем всё вдруг закончилось, и оба поезда умчались на станцию.



Альма Либрем

Отредактировано: 30.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться