Афферентация

Размер шрифта: - +

26.

29 января 2266 года. Пространство класса «эр», Пост на альфу-два.

Тегипко прокашлялся, окидывая взглядом разношерстную аудиторию:

– Контурщики говорят, что внутренняя рама достаточно остыла для того, чтобы попробовать протащить с альфы что-нибудь посущественнее, чем кое-чей большой объектив.

Со стороны Охотников раздались отдельные смешки, контурщики важно покивали, не отрываясь от неторопливого копошения по периметру рамы, набившиеся на территорию Поста за последние полтора часа жители посёлка ответили вздохами, в которых сквозила надежда на спасение, взгляд корреспондента «Вестей» не предвещал ничего хорошего характеристике подполковника в грядущей статье об инциденте на эр, аэлв в углу недоверчиво сощурился и прикопал очередной окурок в кадке с чахлой пальмой.

– Это значит, что в течение этого часа мы выступаем с территории Поста, чтобы выбить эпсилонцев, – Тегипко встретился взглядом с Ольгой – та опять почему-то выглядела недовольной, видимо, опасалась, что грядущее подкрепление не оставит шанса взять кого-нибудь из Наставников живым. Подполковник мысленно проклял бабскую взбалмошность. – Разведывательная группа выступит раньше. Майор, встретите наше подкрепление, – Станислав прекрасно заметил, как обрадовала эта новость Кондратия.

В себе он радости, увы, не ощущал, но Ольга выглядела так, будто собиралась сотворить с ним нечто нехорошее, если он не притащит ей живого эпсилонца, посему в данной ситуации разумно было не мозолить ей глаза и пойти подышать свежим воздухом, прогулявшись, максимум, до пограничного пункта, осторожно и ненавязчиво оглядывая территорию на предмет заблудшего Наставника. Подоплёку этой стратегии свите княгини знать было не обязательно, большая часть Охотников и так считала, что идея о поимке живого нелюдя могла вызреть только в мозгу умалишённого, и трудностей с организацией псевдоразведки не возникло.

– Стас, ну что, мы выходим?

Тегипко, кажется, непроизвольно вжал голову в плечи, но потом опомнился и спросил как можно более сурово:

– А ты куда собралась?

Грозный глас, правда, подействовал только на ольгиных аспирантов – они безуспешно постарались спрятаться за своей руководительницей.

– С тобой, разумеется, – видимо, ожидая похвалы за высокий уровень боевого духа, ксенобиолог торжествующе продемонстрировала подполковнику самый мелкий дамский пистолет, который Станиславу когда-либо приходилось видеть.

– Тебе понадобится час времени и мешок патронов, если ты хочешь свалить этим Наставника, – заявил он непререкаемым тоном и направился к выходу из здания.

На наблюдательной вышке, явно скучая, маячил кто-то из Охотников, ещё двое заняли позиции по обеим сторонам ворот огороженной территории Поста, надвинув на глаза теплочувствительные очки. Дождь с мокрым снегом прекратился, превратив окрестности Поста в грязевой аквапарк. Тегипко пересёк двор и остановился у распахнутых ворот в некоторой нерешительности.

По идее, здравому смыслу и технике безопасности ворота должны были быть закрыты (не врасти они в землю задолго до этого). Благодаря этому факту, народу в зале рецепшна набилось неприлично много, постепенно прибывали новые беженцы, контурщики ворчали, что подполковнику лучше бы придумать, куда деть всю эту ораву, беженцы роптали, что на рецепшне им недостаточно безопасно. Доведённый до бешенства, Станислав не далее, как несколько минут назад ляпнул, что надо тогда засунуть их в подземный зал реактора – самое безопасное место на всей чёртовой эр, если исходить из условия, что эпсилонцы там точно долго не протянут. Правда, беженцы тоже. Наверняка, мстительный спецкор взял на карандаш и эту неосторожную фразу.

Он обернулся, заслышав сердитое чвоканье по грязи – Ольга, обутая, по своему обыкновению, во что-то крайне непрактичное, решительным шагом пересекла двор. Удостоив подполковника ещё одним обиженным взглядом, она подошла ближе и остановилась, вглядываясь в часть дороги, не скрытую за пригорком. Тегипко мысленно облегчённо вздохнул – кажется, ксенобиолог решила ограничиться суровыми взглядами. Не тут-то было.

– Не надо считать меня неприспособленной, – начала вычитывать она, поджав губы. – Эта игрушка стреляет подобием дротика, напичканного нейротоксинами. Некоторые из них не имеют аналогов у известных нам ксенокультур.

Это не слишком впечатлило Тегипко. Командир звена на Артасин-Келе вот тоже фанател с ядовитых пулек, а матриарх от них даже не почесалась. Подполковник, вспомнив, благодаря каким обстоятельствам получил своё последнее повышение, позволил себе ностальгическую улыбку, потому как Ольга заметила её, приняла на свой счёт и презрительно скривилась.

– Поверь мне, я знаю, какими крутыми все становятся, стоит им оказаться подальше от цивилизованного мира и его законов.

Это заинтриговало Тегипко – он отвлёкся от созерцания дороги и оглянулся через плечо.

– Лямбдийский конфликт пятьдесят второго, – ответила она на невысказанный вопрос, глядя куда-то мимо подполковника.

Вот оно что. Фокусники. Провальная попытка Государства выставить против лямбды адекватной силы противников. Насколько было известно Тегипко, проект вылился в накачивание ребяток психостабилизирующими препаратами, дабы они могли отличать своих от чужих. Глюков в присутствии лямбдийцев они ловили действительно меньше. Поначалу. Потом большинство из них вдруг стало осознавать, что единственные чужие на лямбде как раз их товарищи по роте, и принимать соответствующие меры. После этого о проекте постарались забыть.

– Закончилось всё имплантами с синхронизацией не более восьмидесяти пяти процентов и половинной задержкой нервного импульса, а также кристально чистой ясностью в понимании того, в каких дерьмовых условиях мы все живём.

Тегипко ещё не решил, стоит ли держаться от ксенобиолога подальше, и как он будет выражать своё сочувствие. Он обернулся к Ольге, взяв её за плечи. Ксенобиолог смотрела куда-то за его плечо. Видя её суженные зрачки, он произнёс одними губами:



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться