Афферентация

Размер шрифта: - +

33.

– Соблаговолите предупредить по матюгальнику народ, что городишко накроют обстрелом, чтобы заставить тварей попрятаться?

Тегипко вздохнул. Он ждал этого вопроса. Он знал, что этот вопрос будет задан ему как старшему по званию в этом таборе, который почему-то до сих пор именовался Постом на альфу-два. Он знал, что, кроме соблюдения неких расплывчатых моральных обязательств, существенно это ничего не даст.

– И каковы шансы, что эпсилонцы в силу языкового барьера не поймут смысл сообщения?

Главный оператор затянулся самокруткой и меланхолично почесал бесцветный шрам на переносице. Неудобные вопросы он задавал только потому, что тоже с истинным отчаянием человека много повидавшего, циничного и беспринципного барахтался в зыбком болоте нравственности.

– А, ч-чёрт их знает, – наконец, изрёк он.

– Тогда вы меня поняли.

 

Пополам с треском и шумом статики, а также с отборной бранью экипаж «Фрактала» объявил, что они, «ть, приехали». Победоносное наступление танковой армады в количестве одного экипажа быстро захлебнулось ввиду отсутствия видимых целей. Да, разнесли начисто главную площадь городишки вместе с её отвратительно безвкусной статуей, да, отправили в адское пекло парочку ублюдков с гранатомётом, которые, собственно, и были повинны в том, что одна гусеница слетела. «Всё, ть, шкандыбайте – твари всё равно близко не подойдут, пока мы тут весело вальсируем», – таков был вердикт экипажа. Остальные эпсилонцы, не будучи совсем дураками, не спешили кидаться в самоубийственную штыковую атаку по примеру своего сородича, почившего у стен Поста ранее.

Охотники растянулись широкой цепью, и Тегипко, спасавшийся от вялых, но неразрешимых моральных терзаний, а также Паршин, Ольга и Борислав оказались практически в центре этой цепи. Чуть позади, почти плача над безрассудной отвагой своей руководительницы, шлёпали по грязи ольгины аспиранты, сгибаясь под тяжестью внушительного ящика с дельтийской рассадой.

Ольга пребывала в настроении оживлённом. Свой бесполезный пистолетик она куда-то забросила, вернувшись со склада Поста с видавшим виды автоматом в руках. По лицу её в тот момент блуждала ностальгическая ухмылочка и создавала впечатление жутковатое. Как Ольга уломала сурового главного контурщика пошуровать по складу, было покрыто завесой тайны, однако майор высказал предположение, что бионические конечности, знаете ли, отлично подходят для зажимания кое-кому кое-чего. Станислав, за прошедшее утро уже имевший счастье наблюдать стремительные метаморфозы ольгиного настроения, понадеялся, что это была просто шутка.

Площадь действительно была удручающе (или, если посмотреть с другой точки зрения – обнадёживающе) пуста на предмет наличия эпсилонцев. Подкопчённые обломки скульптурной композиции валялись тут и там, небольшие участки возгорания хрен-пойми-чего имели место быть и исправно горели, покалеченный «Фрактал» бессильно рычал.

– Они точно ещё здесь? – понизив голос так, чтобы, не приведи Триада, не услышала Ольга, спросил Тегипко у Борислава.

Ксеносоциолог внимательно осмотрел крыши ближайших зданий, глядящих на площадь выбитыми окнами. Потом надвинул на глаза тепловизор и повторил осмотр. Удовлетворённо покивал.

– Арсен, – тихо позвал он. – Ты знаешь, что делать.

Охотник, подтянутый, невысокого роста мужчина, коротко кивнул.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться