Афферентация

Размер шрифта: - +

9.

7 ноября 2265 года. Новая Москва, Северо-Северо-Западная ось, пятнадцатый Посадский остров, НИИ Ксенобиологии.

– Кондраш?

Майор Кондратий Паршин, куривший под мелко моросящим дождём у служебного автомобиля в ожидании подполковника и его новой подружки, обернулся. Божечка Триединый.

– Привет, – ему пришлось откашляться. – Я тебя не сразу узнал, – не моргнув, соврал он.

До этого Паршин новую подружку подполковника не видел – сам по себе человек простой, майор всегда был готов указать соседу на дверь, когда требовалось провести вечерок с дамой, и потому искренне недоумевал, чего это Тегипко так долго, уныло и платонически с ней токует, а на квартиру всё не водит.

– Привет, – Ольга неубедительно попыталась стряхнуть с плаща дождевые капли, а потом плюхнулась на широкое заднее сиденье «Онеги». – Я тебя тоже не узнала сначала. Ты был такой весь из себя… аспирант? – неуверенно попыталась она подобрать наиболее ёмкую характеристику Кондраша четырнадцатилетней давности.

– Ну да, а потом я понял, что во мне вот-вот умрёт и завоняется герой, – патетически объяснил майор свою столь резкую смену деятельности, забираясь на водительское сидение и одарив ксенобиолога ухмылкой, полной достижений и провалов отечественного дентопротезирования. – Как поживаешь? – максимально непринуждённым тоном спросил он.

– Неплохо. Вот, как видишь, – она развела руками, – буду двигать прикладную науку. Всё лучше, чем целыми днями пить кофе и гадать кроссворды в нашем сонном царстве.

Можно было спросить что-нибудь в духе: «как там кто-нибудь из наших?», но ответ в духе: «сошли с ума, спились и померли» не способствовал поддержанию непринуждённой беседы, поэтому Кондратий с Ольгой молча наблюдали, как Тегипко тащится к машине, весь обвешанный какими-то баулами, а потом старательно утрамбовывает их в багажник.

– Осторожней, там опытный образец, – предупредила Ольга, когда Тегипко уселся рядом с ней, держа избранный баул аккуратнее, чем держат перезревшую эмбриокапсулу с каппы.

Пока «Онега», скрипя торсионами, собирала колёсами все колдобины на Первом Посадском мосту под бодрящий аэлвский блатняк, льющийся щедрым потоком из магнитолы, Паршин короткими непечатными выражениями характеризовал тех «..., которые вы..., покупая себе автомобили, вместо … катеров, чтобы создавать … пробки на мосту, который и так от плевка скоро, …, обвалится». Тегипко решил отвлечь ксенобиолога от выслушивания речевых выкрутасов майора:

– Надеюсь, Монструозное Печенье не обиделось, что пригласили только вас?

– Думаю, он понимает, что наш представитель должен выглядеть как можно более похожим на человека, – ответила Ольга, пряча улыбку. – Можно, конечно, было взять с собой ещё и аспирантов...

Они помолчали, одновременно представляя этих самых аспирантов и оценивая, насколько они похожи на людей.

– Нет, – заключил подполковник.

– Вот именно.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться