Афферентация

Размер шрифта: - +

20.

Продолжавшая выть ниже по склону сирена отчасти глушилась прозрачными стенами. Если верить уполномоченному представителю «Олдвэя» на эр, внешние стены Поста должны быть пуленепробиваемыми, несмотря на кажущуюся хрупкость. Пока, хвала Триаде, проверить этого не довелось, но падавшие арматурины букв от них отскакивали неплохо.

Подполковник поморщился от очередной световой вспышки, проследив, как корпус неоновой лампы прогрохотал по скату крыши Поста и брякнулся вниз. Народ, столпившийся на рецепшне, немного пообвыкся, поэтому бурной реакции неконтролируемого ужаса не последовало, чему Тегипко втайне был весьма рад. Толпы разъярённых нелюдей и паникующих гражданских прочно держались в десятке самых отвратных вещей по мысленному списку подполковника.

– Если это все, кого нам ждать с альфы, не лучше ли начать предпринимать что-нибудь, – то ли спросил, то ли посоветовал угрюмый главный контурщик.

Майор Паршин тихо выругался и, меланхолично загасив очередной окурок о матерчатую крону искусственной пальмы и щелчком отправив его за порог Поста, заметил:

– Чем быстрей эти идиоты посадят батареи своих лазерных ружей, паля впустую, тем лучше для нас, верно?

Оператор покосился в его сторону, но потом снова вперился тяжёлым взглядом в подполковника – ясно было, что ответа он ждёт именно от него.

– Ещё будут ксенобиологи, представители компании – сами знаете, полезут считать ущерб, причинённый Посту, ещё бронетехника и все, кто примажется, – перечислил Станислав.

– Контур справится, только если все перейдут за один сеанс.

Тегипко прикинул, насколько обоснованно это утверждение – общеизвестно, что контурщики носятся со своими машинами, как с малыми детьми, заботясь только о том, как бы последние ненароком не перетрудились.

– Надеюсь, на альфе спецы типа вас это понимают, – холодно заметил подполковник.

Главный оператор не вызывал у Тегипко особой симпатии. Во время любого локального и довольно редкого вторжения маркировки «каппа» или «эпсилон» в рядах ликвидации за рекордно короткое время собирается огромное количество подобных крутых специалистов. Склонные много болтать об опасности каппиан или эпсилонцев, они, соответственно, ни в грош не ставят тех, кто куда чаще сражается против угроз более распространённых, но считающихся менее «страшными» – дельтийцев, амум которых вдруг внезапно (то есть, типично по-бабски) и необъяснимо (то есть, ещё более по-бабски) забыла о мирном соглашении с альфой, контрабандистов-аэлвов или – чего уж там, обычных восставших (Триада-знает-с-какого-рожна) туземцев какого-нибудь из Пространств-колоний альфы. В общем и в целом, контурщики, служащие на Постах Внешней Цепи (то есть, тех, которые территориально находятся не на Истинной Земле), считали себя скромными героями, подвергающимся ужасным опасностям по графику семь на двадцать четыре. В общем и в целом, это объясняло, почему Тегипко им не симпатизировал.

Чтобы как-то отвлечься от непродуктивных размышлений на тему, чья же служба всё-таки опасней и трудней, Тегипко окинул взглядом переполненный народом зал:

– А что тут у вас аэлв делает? – поинтересовался он, по его мнению, крайне ловко сменив тему.

Вид тощего мелкого серого, настороженно дёргавшего ушами на бряканье по крыше каждой отвалившейся лампы, немало удивил подполковника.

– А-а-а... этот?.. полы моет.

– Плохо моет?

– Конечно, плохо. У серых ублюдков, если они не для партии своей что-то делать берутся, сразу руки как из задницы начинают расти, – буркнул контурщик, оглянулся через плечо и сразу куда-то заторопился.

– Что? – спросил его Тегипко вдогонку.

– Индикаторы перемещения.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться