Афферентация

Размер шрифта: - +

70.

AIT-дежурный отозвался на удивление быстро. Арчи слегка расстроился, потому что собирался сожрать ещё немного фруктозной смеси под туповато-весёленькую музычку ожидания соединения. RCH прокашлялся, маскируя щелчок захловнувшейся секции запаски.

– Айт, тут нужны бальзамировщики. А их нет. Сделай уже что-нибудь, – на Арчи медленно снисходило упоение от собственного делового тона.

– Да-да, найду этих ребят, – торопливо ответил диспетчер. – Слушай, Эр-Си-Эйч, тут такое дело – твоя анкета передана на рассмотрение по запросу Матери, – затараторил он.

Пятьсот седьмой недоумевающе уставился на подсвеченный фарами экзоскелет Сто двенадцатого. Световой индикатор связи всё ещё горел, поэтому старый арксилт-нари мог слышать их беседу. «Что ж ты натворил такого, мелкий?» – не замедлил проворчать по закрытому каналу EZR. Арч вздрогнул и поёжился.

– Моя анкета? Зачем?

Арчи был весьма юн, и ему было так же далеко до командной особи, чью кандидатуру могли выдвинуть на повышение, как от Аум-Талат до Армеид-Онндо, а, значит, ничего хорошего запрос не сулил. Ужас исподтишка начал скручивать ему внутренности.

– Нет времени объяснять. Ты сейчас девяносто тысяч какой-то в очереди. Могу обнулить счёт, хоть порадуешься напоследок.

Опять же, потому, что Арчи был весьма юн, последнее, о чём он мог думать в подобной ситуации, это то, какой он в очереди. Сто двенадцатый понимающе и ностальгирующе хехекнул. Нет, не то чтобы Арчи не было любопытно попробовать хоть разок... Он потряс головой. Так. Не отвлекаться от ужаса.

– Что-то не тянет, – пробормотал Пятьсот седьмой.

– Тогда у меня один совет – сваливай.

– Что? Как?

«Он дело говорит, мальчик».

– Я же тебе сказал! – рявкнул нервничавший не меньше Арчи диспетчер. – То есть, я тебе этого не говорил – сам понимаешь. Короче, отключай соединение и сваливай! Быстро!

– Да что я сделал?! – истерично взвизгнул RCH колонкам аудиовыхода.

– Чтоб тебя!.. у меня идёт запрос о твоём маркере от Галатеи семь-шестьсот один. Я не смогу долго тянуть время.

– Галатеи? – пискнул Пятьсот седьмой, пытаясь забиться глубже в своё кресло.

– Да, Арч, и она тебе голову оторвёт, если не прекратишь истерику и не уберёшься отсюда.

– Куда?

– Отсюда! Из Аум-Талат! Да хоть к нечистым на кулички, мне-то откуда знать! – диспетчер замолк на пару секунд. – Второй запрос. Отключайся немедленно, или мне придётся тебя сдать.

RCH глубоко вздохнул, посмотрев на оплетавшие руки лианы НМС и судорожно припоминая пункты инструкции размыкания. Так. Так. Так. Тумблеры замыкания типа «питающие нити-запаска». Отмыкание питающих гифов. Впрыскивание адренозаменителей через микротрубки. Он лихорадочно щёлкал кнопками над своей головой, чувствуя, как крупные бурые чешуйки на его руках слегка отходят. Мучительно хотелось почесаться. Сектора панели управления последовательно гасли, и кабина внешней оболочки арджемес погружалась во мрак, который слегка рассеивали наружные фары и рассеянный свет слабых ламп некрополя. Потянувшись к клавише размыкания нейро-волокна, он с облегчением заметил, как часть нитей отпала.

– Биомаркер погас, поздравляю, – связь с Айтом слабела и прерывалась.

Арч спросил его ещё раз, впрочем, уже не надеясь услышать ответ:

– Так в чём дело?..

– Окей-ген...

Связь оборвалась. Последние нейро-волокна выпали из-под чешуек его рук. Фары внешней оболочки угасли, мотор погрузчика заглох. Мальчик остался сидеть в темноте кабины. Отрезанный от ноосферы, Пятьсот седьмой переживал своё одиночество куда острее, чем ожидал.

– Что «окей-ген»? – спросил он дрожащим голосом у окружавших его мёртвых, когда ему надоело слушать собственное дыхание. Ему не ответил даже Сто двенадцатый.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться