Афферентация

Размер шрифта: - +

76.

– Стой, – подполковник коснулся плеча князя.

Ресто опустил винтовку и обернулся. Взгляд его звериных глаз красноречиво свидетельствовал о том, что лучше бы ему, Станиславу, поскорее объясниться. Тегипко проигнорировал это молчаливое недовольство – странно, что иногда князь предпочитал не помнить, что Станислав когда-то проходил ту же подготовку, что и он, и что на подполковника не производят впечатления стандартные фокусы Охотников. Противостояние их длилось не более нескольких секунд. Князю и подполковнику казалось иначе.

– Это не арксилт-нари, он более мелкий. Наверняка выведет нас к нашей цели.

– Они зашевелились раньше, чем я предполагал, – пробормотал ксеносоциолог – он слегка отстал от Тегипко и Ресто, взявшись помогать Елисею.

После этого замечания все обернулись к Паршину. Тот подул на содранные костяшки пальцев и пожал плечами, мол, «очухивается, но я пока справляюсь». В перешедшем на режим энергосбережения городе эхо шума, поднимаемого единственным очнувшимся дельтийцем, позволяло не потерять его среди дебрей идиотской планировки муравейника. Приводы чего-то огромного загудели совсем рядом.

Князь, обогнавший всех, мог лишь с досадой констатировать, что они опоздали совсем немного – полуметровой толщины плиты металла сошлись, отрезая дельтийца от преследовавших его людей. Гул утих. Разрисованные зубчатые створки встали на место так, что между ними невозможно было просунуть и лезвия ножа, сложившись в цельную картину. Ресто присвистнул.

На четырёхметровых воротах была изображена дельтийка. В том, что это именно женщина, сомневаться не приходилось по двум весомым признакам. Амумиха держала в каждой из нижних рук по новорождённой особи, которые более чем комфортно чувствовали себя у весомых признаков, а верхними руками сжимала типовой образец дельтийского силового меча и что-то по задумке неизвестного художника, вероятно, бывшее плазменным пистолетом. Над головой дельтийки схематично намалевали лучи восходящего солнца, а под босыми ногами – груды черепов, изображённых с тем же мастерством, что и пистолет – то есть, определить их видовую принадлежность представлялось проблематичным.

Подоспевший майор тоже присвистнул, гулко уронив бессознательного арксилт-нари на металлический пол. Пока Тегипко строго хмурился, теряясь в догадках, что такого может быть за этой дверью, и почему он не видел ничего подобного в Аммезеле-Нагор и Артасин-Келе, Борислав завороженно водил руками по картине (ну, по той её части, до которой ксеносоциолог мог дотянуться – говоря короче, смуглые голые коленки амумихи получили свою дозу обожания за этот день, а князь весьма нетактично заметил, что «Боре бабу надо»).

– Ума не приложу, почему их автоматика заработала раньше расчётного времени, перегрузка систем муравейника должна была длиться дольше, – пробормотал Борислав, оставив амумиху и её коленки в покое и отойдя в сторону.

Видит Триада, Станислав испытывал противоречивые мысли насчёт этих загадочных ворот – милитаристская картинка не очень-то вязалась с нервными, но, в принципе, миролюбивыми арджемес. С другой стороны, предоставлялась прекрасная возможность протрубить о своей предусмотрительности, использовав стародавний трюк с участием арксилт-нари, которого они с таким трудом дотащили сюда. После некоторых колебаний неоспоримым победителем было признано раскормленное тщеславие подполковника.

Дальний родственник домофона, расположенный у затвора, имел под привычной кнопочной панелью вывод знакомой грибницы. Тегипко приложил к ней ладонь чужака, считая про себя до пятнадцати. Рука дельтийца слегка подёргивалась. Иногда нужно на пару секунд меньше, иногда больше. Семнадцать. Подполковник хмыкнул, наблюдая за тем, как вздрогнули все остальные, включая князя, от гула вновь оживших электроприводов. Зубья расцепились, и створы ворот с шипением ушли в пазы. Из проёма потянуло холодом. Дальше пришлось изумиться даже много повидавшим на дельте Тегипко и Паршину. Арксилт-нари был уронен второй раз за этот день.



Искандера Кондрашова

Отредактировано: 12.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться