Агентство Магической Реконструкции 1 ( Внеучебная практика)

Глава 10

Глава 10

— Ну и что нам искать?

Они стояли посреди кладбища, мирного и солнечного в это ясное, тихое утро. Несмотря на теплую погоду, Богдан ежился и поминутно поправлял горловину свитера-гольф.

Антон почувствовал, что сердца касается холодная волна, поднявшаяся из солнечного сплетения. Дурной знак, надо быть осторожнее. С другой стороны, они с Богданом на старом, заброшенном сельском кладбище, за деревьями – трасса, за забором с калиткой, уже на новой части погоста, из катафалка выгружают гроб, а из микроавтобуса – родственников покойного. Слышны тихий плач и голос жреца, утешающего скорбящих. В храме «ударяют тройницу» – отзванивают ритм для разрушения всех негативных сил, способных помешать благополучному упокоению. Это тоже кстати.

— Ищем провалившуюся или недавно вскопанную могилу. У меня две версии того, что произошло: имеется какой-то вирулентный покойник, и у него случилась посмертная ремиссия. Темный коловрат в любом случае снесет верхнюю часть земли. Восстало умертие или нет, это уже другой вопрос. Версия номер два: охотники на нежить или расхитители гробниц. Хотя… вряд ли. В случае банального грабежа использовать столько энергии – это как из пушки по воробьям стрелять. И версия третья, последняя, к которой я больше всего склоняюсь – здесь проводился ритуал. В этом случае признаки «работы» колдуна мы можем и не найти. Если он… или она… шесть верст остаточным коловратом чучела в лавке поднял, замести следы ему… или ей… уж точно труда не составит. Ты могильщика расспросил?

— Да, он сказал, раз в три дня делает тут обход. В конторе его ходят слухи, что старое кладбище собираются сносить, мол, от греха подальше и люди боятся: были уже странные манифестации. Я сказал, что мы из Академии, материал ищем… наглядный. Просто посмотрим, приглядимся.

— Раз в три дня? И днем-то наверняка обход делал. Сходится. При желании ритуал провернуть можно.

— А если… найдем… а, Тош? — Богдан слегка сглотнул.

— Если найдем умертвие, — Олевский состроил серьезную мину, — позаимствуем у могильщика лопату, отсечем голову, отделим ее от тела, у горла затрамбуем освященной землей, засыплем тут все солью… хорошо бы еще кол осиновый в сердце, для надежности – если кровь пойдет, точно наш клиент. Ну ты и взбледнел, — Антон прыснул. — Типун мне, помню.

— Дурак, — выдохнул Райяр. — А серьезно если?

— Сообщим агентам по Контролю и будем ждать бригаду по зачистке. Да, я говорил тебе, что мы работаем без гонорара? Василий Степанович вместо этого нам хорошую рекламу сделает, в своих кругах.

При упоминании финансовой части «проекта» Райяру заметно полегчало, он порозовел и взвыл:

— Как без гонорару-то?! За что на риск идем?! В каких-таких своих кругах?! Что за реклама такая, импа вашего?! Это нам теперь всегда таксидермистов от оживших чучел спасать?!

Они обыскали кладбище вдоль и поперек. Ничего. Покойники самым возмутительным образом спали в своих могилах. Богдан ходил между надгробий и читал криво выщербленные надписи, все больше мрачнея.

— Здесь ведь все его жертвы, помещика. Ох, и успел наглумиться, лютый, пока его к ответу не призвали! Я рад, что живу не в то время.

— Что там? — Антон ткнул пальцем в высокие заросли дикой алычи.

— Так, минутку… — Райяр сверился с планом в планшете, — семейное кладбище Темяхиных. Слушай, тут еще кое-что есть! Оказывается, наш злодей кровожадный и семейство свое не щадил. Целая статья о том на краеведческой страничке.

— Поставь статью на озвучку и идем, — решительно сказал Антон.

Они слушали рассказ о зверствах Темяхина, пока пробирались через кусты по едва заметной тропинке. Тринадцать склепов, около сорока захоронений. Кто-то умер своей смертью, но кто-то…

— Младенец Темяхин, крещен постмортум, сын от первой жены, типа избивал он ее при беременности… Жертва ведь, тоже, — Богдан отключил механический голос программы и просматривал список обитателей склепа.

— Младенец? Нет. Ищи кого-нибудь взрослого?

— Обоснуй, — потребовал Богдан.

— Сердце подсказывает. Довольно?

— Нет. Нет у тебя сердца, Олевский.

— Был ритуал. Сильный. А ребенок, просуществовавший на земле всего-ничего интереса не представляет – энергии мало.

— Обоснуй принят. Девица Попова, племянница. Умерла от горячки. Одно время проживала со второй женой нашего злыдня в качестве компаньонки. Бедная была, — пояснил Богдан, вглядываясь в план.

— Где? — коротко поинтересовался Антон, почувствовав, как раздуваются и становятся больше обычного ноздри.

— А вон там. Хорошенький склепик, разве что не розовенький.

 

… — Ну что? — нервно спросил Богдан. — Оно?

Антон принюхался, раздувая ноздри.

— Ой, — поморщился Райяр, — не знаю, что страшнее: предвкушать жуткую находку или на тебя смотреть.

— Это здесь, — сказал Антон, стараясь скрыть волнение. — Помоги.

— А может, не надо? Вызовем агентов, они приедут и…

— Помоги, — повторил Тони, становясь у крышки мраморного гроба.

Он сам не понимал, зачем нужно спешить, но чувствовал: это оно и это срочно. Тот, кто проводил ритуал, почему-то ограничен по времени. А если учитывать, что темный коловрат имеет особенность не впитываться сразу и был выдан с «запасом»… Вон его сколько вокруг. Богдан не чувствует, но он человек, пусть и с «особенностями».

Вдвоем они сдвинули крышку гроба. Пахнуло оттуда тем, чем и должно было – Райяр закашлялся и приложил к лицу платок. Но тут же оживился и поднял планшет на уровень глаз, запечатлев на камеру покойницу и «интерьер» гроба. Возможно, при жизни усопшая была красива, теперь же вряд ли фото Богдана согласился бы напечатать какой-либо из журналов для дам, даже из тех, что проповедуют отказ от стереотипов красоты и публикуют фото моделей стиля «бодипозитив» и «элегантная старость».

— Господи, жуть-то какая, — передернулся Богдан, перелистывая снимки. — Тоша, тут что-то лежит. Это… часы.



Дарья Гусина

Отредактировано: 01.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться