Агентство "Пустячок"

История 2. Провинциалы. О городе, терпимости и нетерпимости.

 

  Таша выскочила из дома и с удовольствием посмотрела на новую вывеску, на которой было написано 'Пустячок'. Сначала они хотели назвать агентство 'Житейские мелочи', потом Эван решил, что 'Не очень важные вещи' будет звучать интеллигентнее, и точно отпугнет клиентов. Ну а потом Таша пришла к мастеру, который в Лимсе рисовал вывески, и выяснила, что он берет деньги за каждую букву. 'Пустячок' получился дешевле всего. Осталось совсем немного сделать, всего -то пробежаться до маленькой типографии, где должны изготовить визитки, и можно сказать, что их агентство работает. Когда Эван и Таша только приехали, на визитки они тратиться не думали. Но, после того, как им в доме разбили оконные стекла, о, совершенно случайно, конечно, просто от проезжающей кареты отлетел камешек, Эван решил, что о том, что 'Пустячок' необычное агентство, должны знать все жители Лимса. Поэтому, после названия Пустячок, и приглашения обращаться к ним только по самым пустяковым и мелким делам, и предупреждения 'Дорого' в визитках было примечание: 'Слежку за неверными супругами не ведем'. Это примечание успокоило владельцев трех детективных агентств Лимса, сохранило старый дом дядюшки Зиги целым и открыло для Таши все двери в приличных домах города.

  Удивительный город Лимс, теплый, солнечный, курортный. Всюду отдыхающие, всюду кафе и ресторанчики, всюду изображения символа Лимса - котенок, поймавший рыбку. Разумеется, на гербе Лимса никакого котенка не было. Там было что-то геральдически важное: серебряные щиты, червленые эмали, копья и, кажется, грифон. А может и дракон, Таша не рассматривала. Куда интереснее было рассматривать нарисованных рыбачащих котят: толстых и тощих, рыжих и серых, и пушистых и облезлых. А еще интереснее смотреть на жителей Лимса.

  Когда Таша собиралась уезжать, тетушки стали ее пугать. 'Таша, провинция очень консервативна', - рассказывала тетушка Джили, - 'твой рыжий цвет волос и веснушки, знаешь, во многих местах это просто неприлично, тебе придется постоянно выводить веснушки огуречной водой. И прятать волосы'. Таша весело поздоровалась с местным булочником, мастером Гро, на голове которого были ярко-синие кудряшки. 'Таша, ты будешь жить одна в доме с посторонним мужчиной. Провинциалы этого не поймут' - вторила тетушка Мили. Таша кивнула трем милым молодым людям, Лою, Джою, и Анту, выходящим из здания магистрата - все трое жили в одном доме и были мужьями. 'Таша, в провинции к работающим женщинам относятся с недоверием. Общество не признает тебя равноправным партнером в деле', - утверждала тетя Бруня. На бегу Таша кивнула троллине Опусии, владелице борцовского клуба. Лимс оказался совсем необычной провинцией. Здесь актрисы принимались в обществе, никто не расспрашивал о твоей личной жизни и доходах, и никого, совсем никого не интересовал твой внешний вид. Не понятно, может ли что-то вообще смутить жителей Лимса.

  А на обратном пути Таша забежала в храм. В Кривайде Таша никогда не ходила в храм, во- первых, не положено ведьмам из рода Крастерв обращаться к богам, а во-вторых, в храме было так все серьезно, так величественно и торжественно, что Таше становилось жутко. Храм Всех Богов Лимса был совсем другим. Небольшой, уютный, очень домашний. Вечерами и в выходные в храме было полно приезжих, а вот по утрам там собирались местные дамы. Сначала жрец читал небольшую проповедь, которая больше походила на пересказ местных сплетен, но с обязательной моралью в конце, а потом дамы беседовали. Морали в их разговорах было меньше, зато новости были свежее. Таша гордо вручила визитки своим новым подругам, и принялась живо обсуждать сегодняшнюю важную тему: госпожа Глиг, заводчица фейских лимских кошек, объявила о долгожданной продаже котят. Ах, фейские котята: крошечные, синеглазые, белоснежные, необычайно грациозные. Приобрести такое чудо могли только сумасшедшие богачи, так дорого они стоили, а вот помечтать о котятах могли все. Поэтому беседа оказалась наполнена восторженными охами и ахами. Когда Таша уходила, к ней, вертя в руках визитку, подошла жена местного жреца, госпожа Барба.

  - Таша, вы знаете, наверное, у меня дело как раз к вам, вернее к вашему агентству. Тут, такое, право слово, пустяк. У нас завелся призрак. Или дух. Нет, нет, ничего зловредного в храме быть не может, это точно. Но по вечерам, когда я захожу убирать храм, мне становиться очень жутко. Шорохи, звуки. И вой. Тоскливый такой, совершенно потусторонний. И стали пропадать подношения, из съестного. Я сначала думала, что это мыши, но заклинание против грызунов обновляли на прошлой неделе. Посмотрите, пожалуйста.

  Так и получилась у агентства 'Пустячок' работа, которую не планировалось брать. Поздно вечером Таша, Эван и Барба остались в храме. Эван присел на скамеечку у алтаря, а Таша и Барба шептались, сидя у входа.

  - Как ты смогла его уговорить? Он такой сердитый. По-моему он совсем не хотел брать заказ.

  - Иримское рагу, шоколадные брауни и обещание не убираться на его рабочем столе.

  - А к госпоже Глиг ты ходила? Котяток видела?

  - Нет еще. Фейских котят не показывают посторонним до трех месяцев. Их, говорят, мамы-кошки прячут. Если посмотреть раньше времени, котятки погибают.

  - Ах, как госпожа Глиг их вообще может разводить. Я вот никогда не видела кошечки этой породы. Везде только мальчики.

  - Тихо вы! Мы тут призраков ловим или сплетничаем? - шикнул на расшумевшихся подруг Эван.

  Таша и Барба замолчали, потом Барба поднялась и стала смахивать пыль. И в тишине храма раздалось шипение и скрежет. Казалось, звуки шли отовсюду - от стен, от алтаря, от расписного купола.

  - Слышите! - воскликнула Барба. Звуки стихли, а потом раздался тихий вой. Тоскливый, пробирающий до костей. Таша вздрогнула. Барба взвизгнула.



Стипа

Отредактировано: 15.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться