Агентство " Серый Ангел"

Font size: - +

глава 20 Что за черт?

 

Неизвестно что так взбесило Павлова, этот ответ или ему просто надоело то выражение высокомерия и превосходства, с которым к нему обращались здесь все. Все эти заумные магические объяснения, многозначительные лица, понимающие смешки при полном отсутствии хотя бы намека на результат. И то презрение, с которым Соня отозвалась о погибших при исполнении бойцах группы захвата, стало для него последней каплей. Результат был очевиден. Майор вышел из себя окончательно. Ему уже было наплевать на то, как на это посмотрят и что будет потом.

- Я вообще здесь из-за ваших красивых глаз и еще более красивой задницы. Мне нужны результаты, а не сказки о том, что произошло в год жареного петуха, в месяц фаршированного кролика. Вы предложили мне убийцу. И где он? Где результат?

- Майор, заткнись, - Соня оскалила зубы. – Тебе не дано…

- Ну да, я дурак, я не разбираюсь в ваших таинственных обрядах, и родила меня мама, а не какая-то волчица.

Наталья сделала предостерегающий жест, умоляя майора остановиться, но Павлов не обратил на нее внимания.

- Да и вообще, кто вы? И не много ли на себя взяли? Тоже мне «Наследие». Спасаете человечество от «Мира ночи и теней». Чокнутый профессор, бывшая медсестра и воровка под крылом «старшего брата». Кто вы на самом деле, чем занимаетесь? Может, стоит заняться расследованием вашей деятельности? Может, головы рубит ваш «коллега», а?

- Пан майор, остановитесь, пока не произошло нечто ужасное, - взмолилась Златовласка.

- Бросьте, Наташа, что может произойти? – презрительно бросил Павлов. – На землю сойдет бог, появится голубой волк и опять тряхнется с красным оленем? Хотя волк – «голубой». А может меня, унесет бог-ворон или бог-паук? Вообще, что я здесь делаю? Какая мне разница, с какой волчицей спала Сонина бабушка – с белой, голубой или серо-буро-малиновой.

Вдруг майор остановился, почувствовав себя неудобно. Вокруг что-то происходило. Соня уставилась на него ненавидящим взглядом. Ее глаза быстро меняли цвет с серого на черный. Зрачки исчезли, глаза стали просто черными провалами на абсолютно белом лице. Ее пальцы вцепились в спинку кресла. Наташа тоже была смертельно бледной. Ее рот был открыт в немом крике, а руки как будто кого-то отталкивали. Павлов осматривал эту немую сцену с удивлением. Что это с ними? Неужели его слова настолько их достали?

Тут Соня выгнулась как от страшной боли и, закинув голову, завыла как волк. Майору стало страшно. С Соней что-то стало происходить. Она корчилась в судорогах, потом вдруг стала рвать на себе одежду и вскоре осталась в одних трусах и кожаной жилетке, зашнурованной на груди. Она стала как бы прозрачной, майор видел нервы и кровеносные сосуды. А Соня упала на пол, воя от боли и царапая пол и оставшуюся жилетку. Вдруг она застыла, хрипло дыша. Тут оттаяла Наташа. Она подскочила к столу, хлопнула по нему снизу. Раздалось шипение как у паровозного стоп-крана. Майор оглянулся. Тот шкаф, через который он сюда попадал, исчез, на его месте была ровная стена. Исчезла и главная дверь. Вместо нее была кладка из крупных камней. На столе тем временем появился ящик. Наталья открыла его. Там был телефон и три кнопки: красная, синяя и желтая. Она нажала красную, подняла трубку и сказала: «код 3, уровень Красный», затем она скинула юбку и уселась на диван в позе полулотоса.

- Зачем это она? Они что тут, с ума посходили? – но это было последнее, что он успел подумать. Волна темного ужаса накрыла его, он оцепенел, и все последующее наблюдал как бы со стороны. Соня поднялась с пола, но это уже была не Соня. Ее глаза горели красным, она рычала, из ее рта текли слюни, ногти заострились, уши вытянулись вверх и заострились. Изо рта вытянулись клыки, нос сморщился. Наконец, вся ее голова покрылась жесткими волосами серого цвета, на затылке волосы стали белыми. В комнате стоял человек с головой волка, прямо как в голливудском ужастике. Это существо завыло и бросилось на майора. Тот хотел бежать отсюда, но ноги его не слушались. Он мог только смотреть на эти страшные лапы с кинжальными когтями, которые его сейчас разорвут. Но это было уже неважно, майору даже казалось, что смерть избавит его от ужаса, который его охватил. «Хоть тогда кончится этот сумасшедший дом».

Но зверь стукнулся об невидимую стену и, развернувшись, бросился на Наташу, неподвижно сидевшую на диване, но отлетела, как будто в воздухе ее кто-то ударил. На сцене появились еще два игрока. Вожак с тяжелым арбалетом, наведенным на зверя, и Наставник с узким блестящим посохом, вдоль которого шли загадочные руны. Навершие посоха в виде серебряной головы волка было направлено на то, что только что было Соней. Существо завыло и оскалилось, озираясь, на кого первого броситься. Вдруг оно начало скулить как побитая собака, попыталось лапой зацепить Наташу, но Наставник опять ткнул посохом, и оно, завыв от боли, отскочило и вдруг бросилось на майора. Павлов почувствовал, как ужас, что сковал его, гасит последнюю искру его сознания. Разинутая пасть монстра была последним, что он увидел, проваливаясь во тьму. Но как только тьма накрыла его полностью, он почувствовал, что летит куда-то вверх. «Пистолет был в другом кармане» - мелькнула мысль. Вдруг он увидел, что стоит посреди серой степи. Где-то на горизонте виднелись черные горы, а недалеко от него была невысокая полуобвалившаяся каменная стена. «Где я, и что я здесь делаю?» - подумал майор.

- Не мешайте, пан майор, - услышал он голос Наташи. - Коль вы уже здесь, то вам за стену. Там укажут, а я сейчас занята.



Мистер Спок

Edited: 11.06.2017

Add to Library


Complain