Агентство " Серый Ангел"

Font size: - +

Глава 32 Алена

 

Подходя к знакомой двери майор, с удивлением не услышал музыки,

- Наверное, Мария вернулась и заставила уроки делать, – подумал он.

Дверь ему открыла бывшая жена. Она посторонилась, пропуская Павлова в прихожую, и закрыла дверь.

- Ну, здравствуй?

- Я к Алёне, – сразу сказал Павлов.

- Что-то зачастил, – презрительно бросила Мария. - С чего это ты вдруг вспомнил, что у тебя есть дочь?

- Так я вроде, как и не забывал.

- Ага, ты у нас отец - заочник, – зло заметила бывшая. - И дочка у тебя «везучая», вечно во всякие неприятности влезает, вся в тебя!

- Что еще? – обреченно вздохнул Павлов.

- Да все как обычно, после того раза как твоя дочь по кладбищу ночью шлялась и потом вторую половину ночи в отделении сидела, её какие то в подворотне прижали и побить грозились.

- Кто? – уточнил Павлов.

- Да леший их знает, бритоголовые какие-то, все хотели побить то ли за не русский вид, то ли за неправильный образ мысли. Куда ваши обалдуи в милиции смотрят? Я ей говорила, «Ходи как нормальный человек, а не как чучело, никто тебя и пальцем не тронет». Так нет ведь, нет, уперлась и все с концами, все с этими хмырями черными.

- С кавказцами? – насторожился Павлов.

- Нет, с готами, будь они неладны. Давно пора половину пересажать, второю выпороть. Ладно, проходи, она в своей комнате сидит.

Павлов разуваясь, наткнулся на дочкины кеды.

- Она все хочет себе ботинки на платформе – пожаловалась Павлову бывшая супруга – что за мода такая?

- Молодежная, какая же еще – ответил Павлов.

- Ты эти ботинки не видел, тяжелее, чем ваши ППС-ники носят, а ведь она девочка!

- Да ладно пусть кеды носит, спортом может, начнет заниматься.

- Начнет она, от неё постоянно куревом тянет, а она отнекивается, говорит, что в клубе накурено бывает. Ладно иди, поговори с ней, это же в концов твоя дочь, так что повлияй на неё!

Павлов, наконец, смог покинуть прихожую и отправиться в комнату дочери. В коридоре он понял, что Алена не выключила музыку, а просто убрала громкость. Да и сама музыка изменилась. За дверью слышалось какое-то бульканье, хихиканье, голоса, похожие на детские, но нет – скорей так могли бы перекликаться, заманивая в трясину, болотные огоньки безлунной ночью…Внезапно на смешки и визги мелкой нечисти обрушились тяжелые удары ритма, потекла мрачная музыка и глухой, загробный голос, медленно роняющий тяжелые, непонятные слова. Заунывное пение множества голосов,, вопли, барабанные удары сливаются в дьявольский погребальный хор…Шествие призраков медленно удаляется в какую-то черную даль, и остаются лишь отдельные вскрики да затихающие удары ритма.

- Да, жутковато, - подумал он, - Нашу девочку понесло куда-то не в ту сторону. Особенно если она и вправду этот, как его, «нифилим». Ну, об это мы подумаем завтра. А сейчас надо дело делать.

Он несколько раз постучал в дверь комнаты и вошел. Алёна сидела за столом и делала уроки, или, по крайней мере, делала вид что занимается. Она была одета в свою любимую футболку с черепом на груди, и как ни странно в обычные синие спортивки.

Со стен по-прежнему пялились фронтмены разных групп, названий которых Павлов не знал. Волосатые и бородатые мужики, чередовались с субтильными парнями в цилиндрах, и женщинами, затянутыми в черные платья с корсетами. Они занимали все пространство до потолка, и некоторые уже налезали друг на друга. Всех этих групп Павлов не знал.

Разве что только «Король и Шут», постер этой группы теперь скромно висел в углу комнаты. Именно с него Алена начала свое знакомство с тяжелой сценой, да и до сих пор не закончила.

Дочь, указала Павлову на диван.

- Садись, о чем хотел поговорить? – Павлов присел, аккуратно подвинув черные джинсы, брошенные на кровать.

- Да вот Алена, нужно мне узнать, где у вас собираются люди из вашей тусовки, те, кто магией увлекаются.

- Ну, знаешь ли, ты что и правда, думаешь, что наши ребята ходят по кладбищам и кошек режут? – Дочь повернулась к майору, отложив учебник. Павлов отметил, что теперь у неё губы в черной помаде, в прошлую их встречу, она волосы перекрасила. – Да еще и используют хентай в качестве инструкции?

- Чего?- не понял Павлов

- Ну, ты говорил про «Черную Библию». Так это и есть Хентай. В переводе с японского «извращение». А на понятном тебе языке - «Порнуха»

- Нет, тут кто-то не кошек режет, а людей и явно в ритуальных целях.

- Ну, ясно гражданин начальник, чуть, что сразу готы! И чуть что сразу я, может еще и арестуешь меня? – В голосе Насти звучали истерические нотки, видно после прихода с матери она успела с ней поругаться.

- Это признание? – спокойно поинтересовался Павлов. – Или ты и твои подельники что совершили?



Мистер Спок

Edited: 11.06.2017

Add to Library


Complain