Агентство " Серый Ангел"

Font size: - +

Глава 37 Зал Тысячи Врат

 

Наташа возразить не успела, хотя и явно собиралась. Последовала секундная тьма и, когда майор снова смог видеть то окраины радиозавода пропали, а он и Наташа стояли посередине огромного зала. Насколько хватало глаз, были видны колонны, которые поддерживали огромный купол. Сам зал был восьмиугольный, и среди леса колонн, можно было четко выделить восемь направлений, каждое вело к одному из углов и заканчивалось порталом, за которым стояла чернота.

- Что это за место? – голос майора прозвучал странно, он ожидал, что здесь будет эхо, но звук не отражался от многочисленных колонн, а глох, словно в комнате обитой ватой.

- Это Зал Тысячи Врат, преддверие разных загробных миров. О нем говориться в Бордо Тодол, Книге Мертвых Тибета, - пояснила Наташа

- Э, так значит, мы не там где нужно – несколько разочарованно протянул Павлов - наш субъект всегда был ревностным христианином, как мы выяснили.

- Все не так просто пан майор, - улыбнулась Наташа. - Считайте это место пересадочным пунктом. Или сортировочной станцией. Место это общее, видят его, таким как описано преддверие их загробного мира, у него нет полностью определенной формы. Но поэт к тому, же пользовался восточной магией и теперь зал все еще определяет к какому так сказать «ведомству» его определить, поэтому он сейчас, ни на что не похоже. Можете решить, чья это архитектура?

И правда, стены, колонны и своды казались очень знакомыми, но при этом странно менялись: стволы колонн то становились тоньше, изгибались, капители их смыкались, образуя восточные арки, то снова распрямлялись; на стенах возникали и исчезали стрельчатые готические окна. Даже пол сверкал гладкостью мрамора, а через пару шагов становился сероватым и шершавым, слово старый бетон.

- Идемте искать нашего поэта, когда зал окончательно стабилизируется, его душа отправиться в положенное ей место, и мы его точно потеряем. Если он христианин, то Вельзевул его отпускать и не подумает. - И Наташа двинулась вперед, петляя между колоннами. Павлов только покачал головой и двинул следом за ней. Чувство времени Павлову в этом месте отказывало, ему казалось, что ищут они не долго, ведь зал все еще менял свои формы.

Наконец они увидели, впереди тощую фигуру. Подойдя поближе, они увидели поэта, который с ошалевшим видом таращился вокруг себя, не понимая, что происходит. Увидев майора, он произнес с удивлением.

- Какого черта…

- Ну, этот вопрос ты сможешь задать ему лично, - ответил Павлов- По прибытии, так сказать, к месту отбытия наказания.

- Ошибаешься, - взвизгнул поэт, - это ты будешь в аду гореть, потому что спутался с ведьмой, а я окажусь у престола божьего, потому что карал грешников и врагов.

- Значит, вы признаетесь, что совершили все эти убийства, – удовлетворенно заметил Павлов - Впрочем, можете не отвечать. Конституция дает вам это право. Материалов в деле достаточно для вашего обвинения. Орудие убийства принадлежит вам, иначе бы вас здесь не было. Впрочем, должен вам сказать, что чистосердечное раскаяние и добровольная помощь следствию очищает совесть и сокращает срок наказания. А учитывая место, где мы находимся… впрочем, о полезности раскаяния вам может рассказать вышеупомянутая ведьма.

- А что … - промямлил поэт. - Я не сделал ничего, за что бы мог раскаиваться! Они все заслужили свою смерть все! – тут он перешел на визг - И вообще, тебе какое дело? Ты эмоционально мыслящий. И никогда ни во что не верил.

- Я, гражданин, веду это дело и согласно статьи девяностой шестой уголовно-процессуального кодекса РФ должен установит все обстоятельства, приведшие и способствующие совершению преступления. Поскольку ваша вина доказана, не вижу смысла в дальнейшем сопротивлении. Наоборот ваше сотрудничество будет вам зачтено в судебном заседании. - В руке у майора появилась папка, и он раскрыл её. При этом даже не удивился тому, что произошло, словно всегда знал, что можно по желанию призвать из воздуха папку с документами по делу. – Итак, гражданин Томашевский вы обвиняетесь в совершении деяний предусмотренных несколькими статьями уголовного кодекса., А именно статьей сто пять пункт а и ж. (убийство двух и более человек общественно опасным способом), статье двести девяносто пять (покушение на жизнь лица осуществляющего правосудие или ведущего предварительное расследование), статьей триста семнадцать (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов), статьи двести двадцать три (незаконное изготовление оружия) и статьи двести семьдесят семь (покушение на жизнь общественного или государственного деятеля). Поскольку ранее вы уже признались в совершении всех этих деяний, я вас спрашиваю: - «С какой целью вы совершали эти действия».

- Они все были эмоционально мыслящими, - мрачно сказал Поэт.

- Поясните свою мысль.

- Они грешники.

- И это послужило для вас достаточным основанием для совершения преступных деяний.

Поэт буркнул что-то неразборчивое.

-Тогда поясните, почему же они грешники? – поднял бровь майор – уж не больше чем все остальные люди. И вы в том числе. Спешу напомнить, что вы гражданин использовали для сведения личных счетов черную магию, что само по себе грех. И при этом пытаетесь представить уголовное преступление как политический экстремизм. Вы хотели сделать заявление? Очистить мир от скверны. Так почему прятались за призраком. Почему бы не взять автомат и лично …так сказать поправить мировой порядок. Чем же все эти люди вызвали ваше неудовольствие, я никаких грехов за ними не установлено. Граждане как все, в меру грешны.



Мистер Спок

Edited: 11.06.2017

Add to Library


Complain