Агентство "В пух и прах": Пропавшие золушки

Размер шрифта: - +

Часть первая. 3

Колдун, словно по неозвученному внутреннему зову, поднял на меня цепкие зеленые глаза и тоже застыл.

Почему-то Иваном у меня его язык не поворачивался назвать — а вот «имя по назначению» к широкоплечему шатену очень приелось. 

— Василиса, мы Вас заждались, — проворковала нежно Алла (с чего бы вдруг?) и встала со своего широкого чернющего кресла, похожего на трон и находящегося в конце узкого переговорного стола.

— Здравствуйте, — пробурчала себе под нос и присела на самое крайнее место рядом с Алей. К огромнейшему моему счастью, она выбрала место по правой стороне, так что с колдуном я взглядом столкнуться не могла.

Фух, оно и к лучшему. Мало ли, мое напоенное сердце сделает меня жертвой его проклятия? Хотя… это кто еще тут жертвой станет.

В кабинете замдиректора находилось семь человек, включая меня с приставленной сотрудницей — четверо разместилось с нашей стороны, трое напротив. Что самое интересное — среди ведущих работников была лишь одна ярко накрашенная девушка с короткой прической в достаточно смелом одеянии. Странно все это. Особенно, для брачного агентства, в котором практически весь коллектив — женщины. И всегда очень и очень вредные. В женском коллективе исключений, увы, не бывает.

— Как вам уже было объявлено несколько дней назад, у нас в агентстве новая сотрудница, которая станет помощницей Верочки, — горделиво и манерно начала Алла Дементьевна. — Василиса Кощиенко, ведьма, учится на третьем курсе психологического факультета при нашем гуманитарном НИИ. Будет проходить стажировку в качестве астролога в течение двух месяцев тут, поэтому прошу любить новичка и не жаловаться, — я монотонно кивала в подтверждение ее слов, краем глаза видя, как Иван то и дело выглядывает из-за спин коллег. 

Во дела… А ведь я этому болвану еще про свое утреннее недоразумение рассказала. Кто знал, что в двадцатиэтажном бизнес-центре его работа тоже будет на пятом находиться? Сказочные совпадения, они такие — издеваться любят над своими подопытными.

— Очень приятно, Валеро или Гучик, — я аж на стуле подскочила, когда поняла, что женщина, сидящая напротив, вовсе не женщина, а крашенный и разодетый в стразы мужик.

Ежечки-матрешечки, это что за стразооборотень передо мной? Камушки, прилетевшие на модном корабле из года эдак две тысячи восьмого, блестели просто везде, кроме белой футболки — и на черной куртке, и на бордовых часах, и на лице в виде прикленной точки под глазом сбоку. Переливалась в солнечных лучах клипса в левом ухе, сверкали блестки в уголках глаз. Вероятно, штаны (надеюсь, не юбка) и обувь паренька заклеена «бриллиантиками» от и до также — сплошные блестяшки! Аж глаза разбегаются! 

К такому меня жизнь не готовила еще. Если увидеть стиль Киркорова или Баскова в повседневной жизни, можно просто ослепнуть и упасть от переизбытка «шикардоса». Тут бы солнечные очки с собой иметь не помешало.

 Думала, на летящем из нашего окна мусора странности этого дня закончатся, а они, хитрые, только разгон берут…

Что убило в конец — так это розовые тени на веках в сочетании с голубыми глазами. Захотелось завыть так же горячо от модного безумия под именем Валеро, как оборотни сходят с ума в полнолуние.

От взгляда на Гучика пучило. Гучика от своего образа вовсе не пучило — наоборот, любитель блестяшечки получал удовольствие от своего эпатажа и всем видом это показывал, ни капельки не стесняясь косых взглядов.

— А чего Гучик? — моя нижняя челюсть медленно падала все ниже и ниже, а волосы на затылке дружно выдали партию Марлезонского балета.

Полностью раскрашенный (искуснее меня, Аллы и Али вместе взятых) паренек моего возраста поправил свой снежного цвета хохолок, держащийся на тонне геля и лака, и добродушно улыбнулся, таким образом засветив свой бледно-розовый блеск (надеюсь, гигиенический) на губах. Чуть подкрашенные карандашом брови-ниточки на худом лице с впалыми скулами легонько вздернулись, и некий Валеро захлопал густыми ресницами, накрашенными черной-пречерной тушью. Если такая пуська придет к нашей Яге, от последней сбежит избушка.

Вау! У него еще и пудра на лице фарфоровая — такую же себе раньше хотела! И румяна, кажется, персиковые с шиммером. 

— Потому что я ведущий стилист нашего тренд-холдинга! — чересчур кокетливо ответили мне. И подмигнули. — И маг белый, заодно. — Щупленький Гучик по-дурацки хихикнул.

Только бы мое сердце его в жертвы не выбрало. Ведущий стилист годится в скандальные (и страшненькие) подружки, но никак не в выдающиеся сотрудники и лицо агентства. Сюда ведь не только одинокие женщины захаживают, но и мужчины, как я понимаю… на их месте, я бы забыла сюда дорогу. Моментально.

Что-то мне подсказывает, что я попала в знатный дурдом, и мои Кощейские корни с Кощейскими бреднями, по наследству передающиеся, — цветочки, по сравнению с такими-то ягодками.

— Любого в конфетку превращу! Даже тебя! Тебе бы стрижечку, перекрасочку… Вай-вай! Чик-чи-и-и-и-и-ик — и будешь у меня королевой! — всплеснул наманикюренными руками Гучик и вновь ресничками захлопал.

Чик-чик — и я без волос, либо же с «модным» ирокезом, подобным тому, что «мистер Чик-Чик» и носит на своей креативной головешке.

— Я подумаю, спасибо, — пытаюсь улыбнуться в ответ не менее дружелюбно, но выходит что-то страшное и перекошенное в стиле озлобленного гнома. — Приятно познакомиться… — потрясенно пробормотала я, замерев с невероятно сильно распахнувшимися глазами на краю кресла.

— Я Вера, — пробасил… э… нет… пробасила сидящая рядом с «Чик-чик» крупный… крупная женщина с короткой мужской стрижкой в темно-синем костюме. — С Вами буду работать я в тандеме. Также являюсь психологом и обладаю даром яснослышания. — Ой, Господи… мать моя женщина. Главной свахе (а Вера Федоровна, как я понимаю, именно она) самой, по-моему, сваха нужна — невооруженным глазом примешь ее за качка с мужскими чертами лица и еле-еле подкрашенными губами.



Кейтлайн Флай

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться