Агротуризм для олигарха

Глава 21

- Чай, кофе? – спросила я, суетясь возле стола.

- Чай, зеленый, если есть, - ответила Соня, периодически стреляя глазами в хмурого Никольского.

- А тебе, Сереж?

Никольский поднял на меня взгляд.

- Я уже тебе говорил, ЧТО я предпочитаю на завтрак.

Мои щеки предательски покраснели, и я поспешила подать Соне чай и конфеты. Себе я налила кофе покрепче, стараясь игнорировать лукавую улыбку Сережи.

- Как у тебя дела, Сонь? – спросила я, пододвигая ей конфеты. – Где сейчас работаешь?

- Нет, спасибо, я сладкое не ем, - улыбнулась Соня, поправив выпавший локон, - я работаю помощницей директора в одной крупной компании.

Взгляд Софии все равно периодически сбивался на Никольского. Я решила не обращать на это внимание, стараясь проявить искренний интерес к девушке.

- Что за компания? – спросила я без задней мысли.

- Я не думаю, что ты о ней слышала, - очаровательно улыбнулась девушка, нервно одергивая маечку.

- А я должен был слышать, если она действительно крупная, - вступил молчавший до этого Никольский, - так что за компания?

Соня слегка покраснела, затем, нерешительно ответила:

- Лавсистем.

Мне, действительно, ни о чем это не сказало, а вот Никольский заржал. Я посмотрела на смутившуюся Соню, а затем на веселившегося мужчину.

- Товары интимного назначения, - пояснил Сережа.

Я представила Соню в окружении…этих самых товаров, и поняла, что она явно в своей стихии.

- И что? – выставила вперед грудь Соня, - я не ханжа.

- Тестируешь на себе? – подался вперед Никольский, а я больно наступила ему на ногу под столом. Он перевел на меня сощуренный взгляд.

- Ты обещал бабушке вчера воды натаскать, помнишь? – сквозь зубы спросила я вредного парня.

- Я таскаю воду, ты допиваешь кофе. У меня на тебя еще планы, - улыбнулся Никольский, вставая из-за стола. Я, кажется, опять покраснела.

- А говорила, что вы не вместе, - протянула Соня, когда Сережа ушел на улицу.

- А ты пришла убедиться в обратном? – улыбнулась я.

- Как ты это сделала? – сложила руки на груди девушка. – Притащила в задрипанную деревню олигарха. Который из шкуры вон вылезал, чтобы заставить тебя ревновать.

Я пожала плечами.

- Значит, ты узнала его, - спросила я.

- Конечно, - ничуть не смутилась Соня, - Никольский  - один из самых завидных женихов. Ты же понимаешь, что он играет с тобой? – неожиданно выдала девушка, попивая чай.

Внутри стало гадко. И от того, что подруга оказалась такой ведьмой, как только появился красавчик на горизонте, и от того, что она права.

- А, может, это я с ним играю, ты не думала об этом? – спросила я, стараясь, чтобы слова не были пропитаны горечью.

- Зубки обломаешь, Алиса, - засмеялась Соня, - Никольский – птица не твоего полета. Давай ты его мне отдашь? Я умею обращаться с такими мужчинами.

Я поперхнулась кофе, в первый раз в жизни в прямом смысле просто от услышанного.

- Сережа вещь, что ли? Ты в своем уме, Сонь?

- Он разобьет тебе сердце, ты же у нас такая впечатлительная, - отставила чашку Соня, - что ты можешь ему дать? Сколько у тебя было мужчин? Ты же даже не знаешь, что в постели с ним делать. Он просто запал на твой образ овечки, для него ты как экзотический фрукт, - изогнула пухлые губы Соня в улыбке, - но скоро ты ему приешься.

Я смотрела на девушку и не могла поверить, что она это всерьез.

- Мне кажется, тебе пора, Соня, - сказала я, убирая со стола чашки. – А то у овечки с серым волком по плану занятие сексом, оттачивать мастерство будем, так сказать.

- Ну, удачи, - выплюнула «подруга», - ты меня еще вспомнишь через пару месяцев… или дней.

Соня скривилась и пошла к выходу, а я отвернулась к мойке, стараясь дышать глубже. Вот же гадина, настроение испортила с утра.

Я так погрузилась в свои мысли, что вздрогнула, когда почувствовала на своей талии горячие руки.

- Ну, что, пойдем оттачивать мастерство, моя дрожащая овечка? – проник горячий шепот мне в ухо.

- Ты все слышал? – упавшим голосом спросила я, тем не менее млея от его блуждающих рук.

- Только последнюю фразу, но сложить дважды два ничего не стоит, - ответил Никольский, целуя меня в шею.

Я оперлась руками на столешницу, уговаривая себя забыть и расслабиться. Но получалось плохо, Сережа тоже моментально почувствовал мое напряжение. Нахмурившись, он развернул меня к себе.

- Что такое, Алиса?

- Все в порядке, - я улыбнулась, но, похоже, очень фальшиво.

- Вот не хрен было ее в дом пускать, - выплюнул Сережа.

- Я  не думала… - а что я думала? Что она ко мне пришла? Это же и младенцу ясно, что нет. Или что она порадуется за мои отношения с миллионером? Или что?

Я тряхнула головой.

- Сложно в людях разочаровываться, Сереж, - тихо продолжила я, теребя край полотенца.

- Если ты хочешь чего-то добиться, то будь готова испытать это чувство миллион раз. И если к концу твоего пути у тебя останется хотя бы один друг из прошлого, можешь считать себя везунчиком, - горько усмехнулся Никольский.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться